Виктор Орловский. Пейзаж на руинах будущего.
- Философия, общество, Шрагина Лариса Исааковна

Психологические аспекты самосозидания и саморазрушения нации

Попытки описать характер не только отдельного человека, но и психологические особенности целого народа появляются уже в древних Индии, Китае, Греции. Народы, как и люди, имеют свое лицо, свой психологический портрет, свою неповторимую атмосферу бытия и психологического климата – «народный дух»: в нем проявляется душа народа, его психологическая сущность. Именно «дух» объединяет множество различных людей в нечто новое, качественно единое целое – в народ, в коллектив людей, для которого характерно противопоставление себя другим – всем остальным: «мы» и «не мы». Обязательный признак народности – личное признание каждой особи: «Мы такие, а все прочие люди не такие». Но если расовая и племенная принадлежность определяется объективными критериями, то принадлежность к определенному народу (нации) определяется субъективно, то есть тем, к какому народу причисляет себя сам человек. Прежде всего это проявляется в самоназвании, например, «Мы – гагаузы!». И на индивидуальном уровне человек осознает себя как представитель именно этой нации – такой исторически сложившейся совокупности людей, которая осознает свое единство.

Но что же это такое – народ (по-гречески – этнос, или еще одно понятие, которое появилось позднее – нация). В современной науке пока нет единого определения этих терминов, нет и единой точки зрения на те главные признаки, которые объединяли людей в этносы.

Что у них для этого могло – должно было! – быть общим: происхождение, язык, территория, религия, форма власти? Но исторические факты показывают, что нет народа, который произошел бы от единого предка. На протяжении тысячелетий менялись языки и культура, перекраивались границы, свергались династии и садились на троны временщики, возникали и рвались экономические связи, в кровавых распрях уходили старые и приходили новые религиозные конфессии и на их базе – идеологии…

Ни один этнос не вечен. В свое время на разных территориях шумеры, хетты, филистимляне, дарданы, этруски и венеты уступили свое место парфянам, эллинам, латинам и римлянам. Им на смену пришли итальянцы, испанцы, французы, греки, славяне, турки, таджики, узбеки, казахи… Не совпадает процесс этногенеза и с социальным развитием: когда феодализм в Европе сменился капитализмом, большая часть существовавших народов, оставаясь на своих местах, стала, по принятой сейчас терминологии, нациями, организованными как национальные государства.

Подойдем к проблеме с другой стороны: рассмотрим историю появления нацио-нального государства как результат действий его организаторов.

На заре истории человечества враждебность окружающего мира способствовала поддержанию прочных вначале племенных, а затем и межплеменных связей, «чужие» (изгои) внутрь не допускались. Осложняло миграцию населения также отсутствие дорог, транспортных средств, неумения ориентироваться в незнакомой местности. Привязывали к «своей» территории обрабатываемые участки земли, жилье… Неболь-шие образования, в которые впоследствии объединились родственные племена, по-зволяют говорить об их чистоте по этническому признаку и о создании национальных государств. (Греческое слово «этнос» имеет несколько значений, мы будем исполь-зовать его в значении «вид, порода», имея в виду людей породненных, то есть имеющих родственные связи.)

С развитием сельского хозяйства и ремесел, с одной стороны, и возможностей речного и морского, а затем и сухопутного транспорта, с другой стороны, растут экономические связи и число контактов между представителями различных этносов. Чтобы защититься от агрессивных соседей, которые не упускают случая попользо-ваться плодами чужого труда и уводят жителей в рабство, приходится создавать сильную армию. И для усиления военной мощи происходит чаще всего добровольно-принудительное объединение родственных племен и этнических групп.

Эпоха создания и разрушения империй насчитывает более двух тысячелетий – от Александра Македонского до Наполеона и Гитлера. Характерна она бесконечными хождениями «туда-сюда» (от Аппенин до Средней Азии через Балканы и север Африки) огромных (сотни тысяч человек) армий, состоящих из разнонациональных частей и большого количества наемников, что размывало этническую чистоту местного населения этих территорий. На них оседали люди различного происхождения, в том числе смешанного, разного вероисповедания, уровня культуры и способностей, говорящие на разных языках, и создавали народ – население государства. Так формировались новые нации. (Под этим понятием будем понимать исторически сложившуюся устойчивую общность людей, образующуюся в процессе формирования их территории, экономических связей, общего языка, особенностей культуры, психического склада и духовного облика). При этом империи как организационные формы всегда стремились если не к полной ассимиляции населения захваченных территорий, то к максимальному внедрению культуры (прежде всего языка и религии) ведущей страны (нации) как основной на всей ее территории. Общность языка обеспечивала возможность административного управления территорией, а религии – готовила базу для идеологии и психологического управления населением.

От чистой этнической общности, проживавшей здесь ранее, остается только территориальный признак, несущий на себе в лучшем случае основные сохранившиеся традиции коренного населения,… как правило, источник конфликтов…

Значительно более конструктивно складывались другие «этнические общности»: на одном из уроков природоведения ученики 5 класса выясняли происхождение овощей, из которых готовят сугубо национальное блюдо – украинский борщ. Выяснили: картошка, помидоры и фасоль пришли из Америки; капуста и свекла – из стран Средиземного моря; лук – из Египта; сладкий перец – из Болгарии, острые перцы (красный и черный) – из Индии; укроп – из Ирана; пшеница на пампушки – из Эфиопии; петрушка и чеснок – из Малой Азии. Самой европейской культурой оказалась морковка… И сало на поджарку!

В середине ХХ века, после последнего перекраивания карты планеты по результатам Второй Мировой войны, многим уже казалось, что процесс «брожения» закончен, и границы национальных государств установились окончательно. А в этих границах – сформировавшиеся нации. Но на две половинки распадается Чехословакия, в осколки рассыпается Югославия – и этот процесс еще не закончен! Бурлят Африка и Малая и Средняя Азия, хотят быть независимыми чуть ли не каждая высокая гора и каждая глубокая долина Кавказа, свои флаги поднимают острова в океанах.… И все это – на фоне глобализации экономики и создания транснациональных корпораций, которые не признают ни границ, ни языков, ни специфической культуры и для которых существует только Его Величество Бизнес.

Что же трясет страны и континенты, где корни тех национальных катаклизмов, которые приводят к появлению очередных «горячих» точек, в которых льется кровь и гибнут часто ни в чем неповинные люди?

На этот вопрос, на мой взгляд, как психолога, достаточно обоснованно с позиций психологии творческой личности и психологии лидерства отвечает концепция возникновения и угасания этносов Л.Н.Гумилева. Л.Н.Гумилев разработал ее на основе исследования изменения активности этнических групп с учетом характеристик отдельных выдающихся личностей, которые сыграли значительную роль в самосози,

Дании нации.

По мнению Л.Н.Гумилева, формирование нового этноса связано с одной особенностью: непреоборимым внутренним стремлением небольшого числа людей к крайне активной целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения – этнического или природного. Характерными особенностями этого типа людей (Гумилев назвал их «пассионариями») является более высокий уровень внутренней энергии и связанное с ним стремление к активной деятельности. Реализовать этот избыток энергии можно в творчестве – в создании чего-то нового. Вариантов – несколько: изобрести новое устройство, создать произведение искусства, выстроить грандиозное сооружение… Или в сфере идей: новое знание, новая религия… А уж если не получается стать изобретателем или художником, то можно сжечь храм, как Герострат…

В человеческом коллективе, говорит Л. Н. Гумилев, всегда есть люди творческие, генерирующие мифы или научные идеи, рапсодии и музыкальные напевы, фрески пусть даже в пещерах, узоры на женских платьях, ритуальные пляски и портреты. Изобретатели и художники никогда не бывают «героями», ведущими толпу. Они обычно так поглощены своим делом, что у них не остается сил на общественную деятельность, которая тоже является достоянием профессионалов (выделено мной – Л.Ш.). Но и в общественной деятельности можно проявлять творчество, тем более что энергоизбыточность пассионариев имеет еще одну особенность – она обуславливает высокий уровень их личной поведенческой активности и позволяет активно влиять на поведение и психическое состояние окружающих людей. Эта активность выливается в значительное доминирование потребностей социальных (прежде всего в лидерстве!) и «идеальных» (борьба за идею и достижение цели представляется ценнее своей жизни!) над биологическими потребностями – потребностями в жизнеобеспечении организма и безопасности.

И тут мы подходим к той глубинной причине, которая приводит к перекраиванию границ, в рамках которых проживают определенные группы населения. Потому что армии сами не ходят – их направляют и ведут конкретные люди с определенной целью. И за попытками создать империи всегда стояла одна цель – амбициозная: стремление конкретной личности к власти и желание проявить себя как выдающуюся, сохранить себя в истории.

Для создания нации – или для ее воссоздания – прежде всего нужна личность – лидер, способный выдвинуть идею, собрать вокруг себя соратников и уже с их помощью организовывать и направлять действия рядовых членов общества. А продемонстрировать величие своей нации и тем самым реализовать себя как выдающийся государственный деятель, полководец и «администратор», пассионарии могли только одним способом – военным: «прихватизировать» кусок соседней территории и подчинить себе – или просто вырезать! – его население. Еще одной из точек приложения деятельности пассионариев-«общественников» во все времена, в том числе и в наше время, выступает борьба за национальные идеи: освободить «своих» от «чужих». Использование этих идей и всплески национализма – это протест против ассимиляции отдельной национальности, против уничтожения ее духовной культуры и ценностей, прежде всего их основного носителя – национального языка.

Но вернемся к национальным интересам, которые так ревностно защищают для своего народа правители большинства стран. Интересы эти для среднестатистического гражданина могут стать ценными только тогда, когда возникает ВНЕШНЯЯ угроза их нарушения: «На нас напали, нас хотят уничтожить, лишить чего-то!». И тогда действительно эти интересы могут выступать как мотивационный приоритет представителей той или иной национальности для сохранения единства и целостности данной нации. Но трудно представить себе внутреннюю борьбу «пересічного громадянина», рожденного от смешанного брака: кто я – русский или украинец? Какая половина кому чем угрожает?

И уж тем более трудно представить себе, что этот «громадянин» САМ проявит инициативу и пойдет защищать свои национальные интересы ЗА пределы своей территории – нарушая тем самым национальные интересы других граждан. Туда его могут только послать «под флагом» защиты национальных интересов страны – на самом деле не национальных, а экономических, и не всей страны, а вполне определенной группы… Трудно поверить, что 99% населения России считают, что будут жить хуже, если, например, Чечня выйдет из состава России. Но вот отпустить Чечню – этого национальное самосознание большинства из этих самых 99% позволить себе не может: «Да ведь так вся Россия рассыплется! Чем же я тогда гордиться буду, что я русский?!»

Да, рассыплется, если не изменить характер экономических и социальных отношений. Насильно мил не будешь – когда-то и церковь запрещала разводы.… А теперь – попробуй, удержи!

Связь между экономическим положением и проблемами исламского фундаментализма блестяще продемонстрировал Нобелевский лауреат Мухаммад Юнус, создав в Бангладеш банк микрокредитования: подавляющее большинство населения третьей по величине мусульманской страны в мире озабочено не религиозными проблемами, а повышением собственного уровня жизни…

Другой тип личности (в терминологии Гумилева) по критерию их влияния на развитие нации – это гармоничные личности, их энергии достаточно только на поддержание достигнутого, поэтому ведущим у них является инстинкт самосохранения. Это люди с развитым аналитическим и/или практическим видом интеллекта.

Третий тип личностей – так называемые субпассионарии – вызывает регресс и саморазрушение нации. Источник активности субпассионариев, как правило, нетворческий. Эта вторичная активность является следствием не способности к сверхнапряжениям, а наоборот, повышенной импульсивности, отсутствия моральных принципов. Они не изменяют мир и не сохраняют его, а существуют за его счет, только потребляя достижения экономики и культуры. Особи этого типа живут за счет предшествующих поколений, используя окружающую среду и не заботясь о ее сохранении и восстановлении. Это их «усилиями» дискредитируется, в частности, ценность образования и снижается его уровень.

В зависимости от количественного соотношения этих трех типов личностей в нации и происходит либо ее расцвет, либо саморазрушение. Это соотношение определяет, будет ли деятельность нации направлена на развитие экономики и культуры нации или на удовлетворение амбициозных эгоистических потребностей отдельных особей.

Проявление деятельности пассионариев и ее фиксация в истории возможны только при соответствующем комплексе политических и социальных условий. По мнению Л.Н.Гумилева, появление пассионариев и этногенез связаны с космическими излучениями. Не будем сейчас обсуждать эту связь – как-то не очень хочется полностью зависеть от космоса… Тем более,* что современный уровень развития гуманитарных наук и – на их основе – системы образования уже позволяет управлять процессом формирования качеств творческой личности и тем самым способствовать развитию национального государства. Именно поэтому сегодня ключевой компонент конкурентоспособности и независимости государства – система образования – испытывает острую потребность в интеллектуальных «пассионариях» – Творческих Учителях…

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. Л.: ЛГУ, 1989. – 521с.
  2. Меєрович М. Система освіти як основний фактор економіки. Можливості ТРВЗ-педагогіки//Київ, Психолог, №13 (205), 2006. С.3-5.
  3. 3. Налчалжян. А. А. Этнопсихология. – СПб.: Питер, 2004. – 381 с.
  4. 4. Саракуев Э.А., Крысько В.Г. Введение в этнопсихологию. М., Институт практической психологии, 1996. – 342с.
  5. 5. Шрагина Л.И. Психологические аспекты использования ТРИЗ в учебном процессе с целью развития творческой личности//Конструирование учебного процесса на основе ТРИЗ-педагогики с целью развития творческой личности. Запорожье-2005. С.226-232.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *