Академік Харченко Петро Андрійович
- Философия, общество, Харченко Петро Андрійович

Целость Человека

Предисловие

      В проекте «Целость Человека» я рассказываю об открытом мной Необъективированном  Человеке.  Это открытие ожидалось от  гносеологического Субъекта в лице философов («служащих человечества» – так их называл Эдмунд Гуссерль). Но этого не случилось. Философия не может открыть целость  Человека потому, что  не  наделена такой возможностью.  Гносеология как  составная  часть философии основана на объективации, на разрыве целостности, омертвлении непрерывного. Именно таким  познанием и  сотворён «человек-объект» – человек-фикция в образе дискретного индивида,  который  незрелым разумом был воспринят  за истинного Человека и  сделался   константой в мировой системе знаний.

     Но целостный Человек не есть  объектом. Свою целость он открывает вербальным откровением, которое я назвал «Тригнозисом». Оно ожидалось тысячелетиями. И вот состоялось. Целость Человека предстала как  Необъективированный Человек. Оказалось, что «живое существо», преподнесённое гносеологическим Субъектом в качестве  «человека», в действительности, истинным Человеком не является и нужно решительно отказаться от этого гносеологического «подарка». Выявилось, что  границы телесности Человека не сводятся к формату «дискретного индивида», более того, такого индивида в онтологии жизни вообще не существует.

       Сенсационность данной информации состоит  в том, что открытием целости Человека завершается дозревание  религиозного процесса, что означает конец религии. Своего конца дождалась также история, которая, как и религия, вращается вокруг «человека»-фикции – дискретного индивида. «Субъектно-объектное человечество» очутилось перед обвалом исторического мира, завершением мировой истории. Дискретного  индивида не стало. Прежнее прошло. Неизбежен приход постсубъектной Современности, необъективированной формы  организации человеческого бытия как  социопланетарной реальности (Человека единого человечества). Это влечёт демонтаж государства «человека»  исторического  (объективированного) и становление государства Человека Необъективированного.

        Политики должны пересмотреть мировую действительность,  приступить к  мировоззренческому обновлению жизни  Человека. Пришло время бескомпрмиссного отношение к объективационистическим социальным доктринам, опасным для цивилизации.

      Могучих талантов, способніх «сойти с ума» объективированного, призываю углубить мой проект «Целость Человека». Моим последователям желаю творческого дерзновения,  мужества и терпения. При этом решительно избегать скверны – честолюбия, мотивации славы, ожидания вознаграждения за проделанную работу. Истина, как и жизнь, вне прагматизма, к ней Путь далёк, труден,  опасен.  Со слов  четырежды сидевшего в тюрме и  семь раз номинированного на Нобелевскую премию міслителя Николая  Бердяева,  «истина может открываться лишь одному и отрицаться всем остальным миром». Новое всегда приходит в спор с общепринятым, из-за трудности охватить его обобщённую природу, суметь мыслить непосредственно на языке новых представлений.

      Поскольку «нельзя внести точность в рассуждения, если она сначала не введена в определение» (Анри Пуанкаре), прошу, уважаемый Читатель, обрати внимание  на глоссарий в конце «Проекта».

      С почтением к Тебе,  Пётр Харченко. Июнь, 2021 г. (petro.harchenko@ukr.net ).

 Глава I. Человек Необъективированный

                                                       «Мир есть часть Человека,

                                                                            а не Человек – часть мира»

                                                                                                             (Николай Бердяев)

  1. 1. 1. Кризис антропологического знания

     Сегодня, как никогда, проблема гносеологического (объективированного) «человека» затребовала своего  концептуального пересмотра. Стало очевидным  крушение его  базисного понимания.  Уже в начале ХХ века интенсивно шли разговоры   о распаде самой сущности традиционного Homo, «возвращении человека в изначальную пустоту», потере им своего главного  телесного индикатора – собственной человечности.

     Рассуждения о «смерти традиционного человека» затрагивают  не только телесность, но и сознание. Повествуется о «непостижимости сознания»,  «ничейном сознании», «исчезновении «я», а  некоторые мыслители  вообще считают  сознание фикцией.

     Ничего путнего не сказал  о  гносеологическом  «человеке» и философ «послезавтрашнего дня» Фридрих Ницше, хотя его творчество  и повлияло  на духовное лицо современности.  В своих размышлениях о «преодолении человека», «последнем человеке» и «сверхчеловеке»  Ницше коснулся  субъекта и субъективной реальности, но не  истинной телесности  Человека.

       Надо сказать, что разговоров типа – «рождение постчеловека с  новыми смыслами жизни»; «становление  нового измерения истории»; «приход эпохи человеческого тела технико-информационной природы, лишённой   биосферного и социосферного модусов»;  и других вымыслов с разными «новшествами» о «человеке»  больше всего продуцирует западная  философия. Но они не сопровождаются онтологическим обоснованием. Это упущение  характерно и для доктрины глобализма (Д. Белл, А. Бринкли, П. Джеймс, К. Кумар, Ф. Фукуяма, Ф. Ферре, С. Хантингтон, Е. Дж. Эмануэль…), обсуждающей становление нового типа общества, возрастание целости  человечества, приобретение им однородности.

      Приходится лишь сожалеть, что инфляция содержания гносеологического «человека» не побуждает философов заняться необъективированной экспертизой реальности его телесности.

         Несомненно, что вопрос переоткрытия телесности Человека,  трансгрессии её к новым онтологическим рубежам надо рассматривать в контексте целостности,   необъективированности Человека, вне разрыва его на «дискретных индивидов», порождающий  дуализм «я – это не ты».   При необъективированном подходе Человек и Космос становятся одним телом. О таком пути восприятия телесности Человека профессор Григорий Тульчинский  (г. Санкт-Петербург) пишет следующее: «Необходим радикальный переход к новому пониманию сущности человека, осознание единства и причастности   его к целостной гармонии мира, когда на передний план выходят не элементарные отношения типа «субъект – объект», «причина – следствие», «элемент – множество», «цель – средство», а системная взаимность – собор со всеми в человеческой душе».

      Рассмотрение  Человека и Космоса в контексте единотелесности –  большая онтологическая и мировоззренческая задача, стоящие перед разумом. В процессе её решения мной  выяснено: дискретный индивид никогда и нигде не зарождался из так называемой «неживой материи», не развивался, не эволюционировал, его в онтологии жизни вообще не существует.  А поэтому сводить  границы телесности Человека к образу дискретного (объективированного) индивида  есть актом преступным,  актом «расчеловечивания». «Разрыв» целостной  телесности Человека на «дискретных индивидов» наделяет  их зловещим психическим «я – это не ты» – источником вражды и агрессии.

  1.   1. 2. Призрак дискретности индивида

       Чтобы убедиться в  мнимости  дискретности индивида, надо вначале осознать сущность пола. По справедливому мнению эпохального мыслителя Николая Бердяева, пол является «окном в совершенно иной мир». Это правда. Взглянём на  онтологию телесности биологических видов:

 – вид изначально представлен самкой, которая, со временем, перевоплощается в гермафродита, а последний, со  временем, перевоплощается в самца;

– вид изначально представлен самцом, который, со временем, перевоплощается   в гермафродита, а последний, со временем, перевоплощается  в  самку;

– вид  изначально представлен самкой, которая, со временем, перевоплощается в гермафродита;

– вид  изначально представлен самцом, который, со временем,  перевоплощается  в гермафродита;

–вид   изначально представлен гермафродитом, который, со временем, перевоплощается в самку;

–вид   изначально представлен гермафродитом, который,  со временем, перевоплощается в  самца;

–вид   представлен двумя гермафродитами, в одного из

которых наблюдается  склонность к перевоплощению в сторону самца, а у другого – в сторону самки;

–вид   изначально представлен самцом и самкой, которая, со временем, перевоплощается в гермафродита;

 –вид  изначально представлен самкой и самцом, который, со временем,  перевоплощается в гермафродита;

 –вид изначально представлен самкой и гермафродитом,

 который, со временем, перевоплощается в  самца;

–вид   изначально представлен самцом и гермафродитом,

который,  со временем, перевоплощается в самку;

–вид  изначально представлен самцом и самкой, потом

самка перевоплощается в гермафродита, который, со  временем,  перевоплощается в  самца;

–вид   изначально представлен самкой и самцом, потом

самец перевоплощается в гермафродита, который, со  временем, перевоплощается в   самку;

 –вид изначально представлен самкой, которая, со временем, перевоплощается в гермафродита,   который потом перевоплощается в самца, а самец, со временем, перевоплощается в гермафродита, который, в свою очередь, со временем,  перевоплощается в самку;

–вид  изначально представлен самцом, который, со временем, перевоплощается в гермафродита, который  потом   перевоплощается в самку, а самка, со временем, перевоплощается в гермафродита, который, в свою очередь, со временем, перевоплощается  в самца.

      Приведённый фактический материал  свидетельствует:     пол – это внутренне  свойственная телесности   трансформационная  триполярность, разрыв которой на дискретные полярности («дискретные индивиды») онтологически исключён. Все три полярности   взаимопревращаемы,    переходят   друг в друга как в свои   три  «я»  («я – это ты»), то есть, на самом деле, онтологически существует надиндивидное тройственное телесное Одно, а не некая  представленность дискретными индивидами. Следовательно, реально не существует и представленности тремя дискретными «эго», а существует неразрывное «Триэго».

     Итак, перед нами раскрылась величайшая тайна бытия:  телесность жизни представлена не дискретным индивидом, а целостным надиндивидным тройственным Одним. Дискретность внеонтологическая, иллюзорная.

      Следствия чувственной иллюзии наличия разорванности пола (так называемой «раздельнополости») огромны. Создаётся видимость существования мира объектов как дискретного Многого, в котором полярности пола соотносятся между собой, как   «я – это не ты».

        Концепт понимания  телесности Человека в образе  «дискретного индивида» стал константой всех мировоззрений. Как отметил Людвиг Фейербах, «дискретный индивид выступил кардинальным пунктом, вокруг которого оборачивается всё в религии, философии и обществоведении». На нём произрастали все цивилизации и управляло ими упомянутое ««я – это не ты», продуцирующее   вражду и агрессию.

      Николай Бердяев, как никто другой, настаивал на необходимости  раскрытия тайны пола.  В поле, говорил он, «спрятана загадка  сущности человека, метафизика духа и плоти, тайна мирового процесса, преображение и целостность мира». Он акцентировал: «Человек скреплён с космосом, в первую очередь, через пол»; «Пол – источник бытия, половая полярность – основа творения»; «Пол – это то, что должно быть преодолено, пол – это разрыв  и пока остаётся этот разрыв – нет ещё индивидуальности, нет полного человека, но преодоление пола есть утверждение пола, а не отрицание»; «Нужно утвердить пол до окончательного его преодоления, до исчезновения полов, до соединения в единый дух и единую плоть…»

        На смену объективированному разумению пола, сведённому к морфо-физиологическим различиям в признаках дискретных индивидов  и к  сексуальным актам, несомненно, придёт необъективированное его истолкование.

  1. 1. 3. Объективация

        Георг Гегель назвал дискретность «принципом величайшей внешности». Она не онтологическая, кажущаяся, чувственная, создаётся  объективацией. Под объективацией принято понимать  «разрыв» субъектом  непрерывного, превращение его в иллюзорно-прерывное, в самостоятельную сущность, воплощённую в предметных формах, образах и т. п..

      Внешняя объектность   и предметность, отмечал  Бердяев, «связаны с половой разорванностью». Мнимый «разрыв» пола (триполярного  телесного Одного) «порождает»  объекты, пространство и время, историю, иными словами, приводит к  существованию ещё одной «реальности» –  объектной, чувственно представленной дискретностью, множественностью, внешностью. Эта иная, объектная реальность на биологическом фоне иллюзорно   «разорваного» пола выглядит  следующим образом:

   –  вид,  представленный  дискретными самкой и

       гермафродитом;

   –  вид, представленный дискретными гермафродитом 

       и самцом;

   –  вид, представленный дискретными самкой,

       гермафродитом и самцом;

   – вид, представленный дискретной самкой;

   – вид, представленный дискретными самкой и самцом;

   – вид, представленный дискретным  гермафродитом.

      Статическому восприятию пола через органы чувств недоступен охват целостной трансформационно-триполярной телесности жизни в её  необъективированной вечности. Субъект объективизирует пол и этим порождает  призрак существования нескольких «дискретных полов» («индивидную  раздельнополость»). Таким фокусом и появился в системе наших антропологических  знаний «гносеологический дискретный человек» или, скажу по-другому, «раздельнополый (объективированный) человек»,  «дискретное человечество»  как Многое.

        Касаясь причастности объективации пола к порождению  овнешнённой реальности, Николай Бердяев констатирует: «В объективации спрятана тайна этого мира… С полом…, может быть, связано возникновение феноменального мира (выделено мной – П. Х.), и здесь есть точка,  в которой решается судьба мира и человека. Преображение мира есть, прежде всего, преодоление падшего пола».

     Создатель «внешнего мира» – субъект и органы чувств («окна внешнего мира», по Марксу). Прерывая непрерывное, субъект создаёт свой субъектно-объектный мир, наделённый пространством и временем. Василий Налимов это выразил так: «Время появляется только после того, как в непрерывном выделяется дискретное и  отказ от дискретности порождает в нашем сознании другую Вселенную, создавая представление о вневременной жизни и системе понятий, лишённого двойственного противопоставления».

     Словом, в познании онтологии мира нельзя обманываться кажущейся убедительностью и достоверностью данных, доставляемых органами чувств. Гегель отмечал: «Истинность приобретает всё то, что лишено пространственного и временного вещества чувственности» (напомню, что проблема реальности «внешнего мира» оспаривалась многими мыслителями, особенно Парменидом, Шанкарой, Кантом, Беркли, Юмом…).

        Онтологически бытие носит образ Единого, исключающего составимость из дискретных элементов, что  весьма ярко засвечивают трансперсональные переживания, при которых дискретность индивида исчезает, всё сливается в Одно, становится единой Вселенной,  но, поскольку гносеология базируется  на  объективации, на противопоставлении «субъект//объект», это не позволяет исследователяи онтологически  познать целостный образ бытия, они впадают в «грех объективации», «разрезают» Единое  на части  (объекты), а потом эти «куски» объединяют в мёртвое Целое.

      Истина не совместима с объективацией. Кто так познал мир, гласит мудрость Евангелия от Фомы, «тот нашёл труп». «В объективировании умирает всякая жизнь, исчезает бытие»; «Объективация есть всегда разрыв и раздвоение, то, что Гегель называет «несчастным сознанием»; «В объективировании цель познания не достигается»; «Объективирование всегда есть смерть истинного познания» (Н. Бердяев).

  1. 4. Необъективированный Человек

       Сущность Человека пытались объяснить по-разному: его соотносили: с «великим Триединым» ( Дао в даосизме и Брахманом в индуизме),  «Единым»  (элеаты),  «политическим  животным» в образе дискретного индивида (Аристотель), «самоосознанным субъектом» (Декарт), «бестелесным полем сознания, находящимся  за пределами мозга» (Гроф) …  Большой шум вокруг проблемы Человека поднял экзистенциализм, объявивший себя  «единственно истинной философией», претендующей на конечную  разгадку  сущности «человека».  Ж.-П. Сартр, в частности, заявлял:  «Экзистенциализм не делает из человека объекта, поскольку постигает его бытие как полную нерасчленённую целостность субъекта и объекта». Это неправда. Экзистенциальный  «человек» Хайдеггера –  Сартра –  Мерли-Понти, на самом деле, телесно  является объектом, он  привязан к дискретному индивиду.

          Если посмотреть в корень решения проблемы сущности Человека, то обнаруживается очевидность его провала философией и наукой, из-за ограниченности познавательных возможностей гносеологии. Гносеологический путь не  обеспечивает  познания  целостности Человека, наоборот,   ведёт  к гибельной объективации её сущности. Гносеология извращает   смысл понятий «пол», «индивид», «субъект», «сознание», «Человек». Как уже выяснено, реально Человека  в образе дискретного индивида не существует. Такого «человека» создаёт гносеологический Субъект, «разрывая» триполярное  телесное единство жизни (надиндивидное Одно) на «дискретных индивидов» мужского, женского, гермафродитного и других «полов». Христианство эту  «лукавую  разорванность пола»   задекларировало как    «грехопадение», падение Человека в объективированный мир, превращением его в одну из вещей мира.

      Из древних времён истинным бытием признавался   Абсолют, наделённый субстанциональной телесностью, которую поименовали «первоматерией» и охарактеризовали  вечной (существующей вне времени и пространства), непрерывной, недифференцированной (лишённой причинно-следственных отношений), наделённой предтечей информационности – онтологической троичностью, несводимой к арифметической дискретной величине, не обозначающей  сущее с количественной стороны. В хртстианском Абсолюте (Боге) эта троичность поименована  «Святой Троицей», олицетворяющей   единство трёх   ипостасей,   «неслиянно соединённых и нераздельно  разделённых образов в самих себе».  Каждая  ипостась пребывает в двух других, выражая этим  одновременное существование тождества и различия, единства и недискретной множественности. Как видим, Святая Троица в триипостасной представленности есть троистое Я (ТриЭго).  Ипостаси, констатируют богословы,  вечно рождаются,  но  рождаются  не так, как земные существа –  от родителей через отделение во времени, а путём    перехода каждой ипостаси в  другую и третью, как в «своё другое» и «своё  третье». Со слов Иоанна Дамаскина, «Божественная Триипостасная Реальность вечно рождается путём взаимопревращения ипостасей». И надо согласиться с мнением Николая Бердяева, что «учение о троичности  Божества должно признать развитие в Боге и понять возникновение и ход мирового процесса как внутреннее движение  Божественной Троицы». Вполне логично, что именно  вследствие взаимоперехода ипостасей и происходит творение ими инобытия своей  субстанциональной телесности – вещественной  Вселенны со всем, что в ней  есть. Это инобытие  фактически приобретает статус   вещественной телесности Абсолюта.

        Разделяя эту точку зрения, многие мыслители считают вещественную телесность   Абсолюта  продуктом уплотнения  субстанциональной его телесности в результате  взаимопревращения  ипостасей.  Словом, признаётся следующей  сценарий: мир создан  субстанцией  Абсолюта  по её «образу и подобию».  «Божественная Троица, – отмечал патрист   Августин, – на все свои творения наложила свойство собственной троичности».

       Действительно, как показала уже рассмотренная выше   вещественная телесность биологических видов,  эти «образ» и «подобие» «пропечатаны» на ней в виде трансформационной триполярности (пола). Можно сказать и так: индукция субстанции Абсолюта на вещество  информационно представлена   коррелятивной связью  ТриЭго с  Триэго, которая в необъективированном формате осмысления предстаёт  единым двоуровневым  эготриплетом – ТриЭ(э)го – своего рода «онтологическим разумом» единой необъективированной реальности, в которой Бог (Субстанция) очеловечен, является  Богочеловеком, а «человек» (вещество) обожествлён, предстаёт Человекобогом. Словом, речь идёт о необъективированной надиндивидной целостной реальности, охватывающей  своей троичной природой всё  (животных,  растений, весь Космос) и существующей как Одно, представленное двумя уровнями телесности – триипостасным субстанциональным и триполярным вещественным. Эта реальность и есть  «Необъективированный Человек».

    Осознание Человеком себя необъективированной реальностью приведёт к  грандиозному перевороту в  жизни. Оно изменит  нынешнюю  формулу его ментальности   «яэто не ты»  на формулу «я – это ты». Решение  центральной коллизии бытия и духа – коллизии Необъективированного и Объективированного (Единого и Многого) утвердится в пользу Необъективированного (Единого), цивилизация освободится от опасного мировоззренческого патроната  Многого. Это  кладёт   конец «грехопадению» Человека, освобождает его из  рабства объективации, сбрасывает с Человека позорное клеймо «одной из вещей мира» и надо окончательно отказаться от традиционного образа «человека» как дискретного индивида, которым мы себя ментально ощущаем и ошибочно считаем реально существующим.

     Несводимость границ человеческой телесности  к образу дискретного индивида (до «эго в капсуле из кожи») подтверждает трансперсональная психология. Выдающийся психолог современности Станислав Гроф указывает: «Индивид является иллюзорной реальностью. В состоянии трансперсонального модуса сознания особь переживает чувство отождествления себя со всем физическим Космосом, наступает уподобление её с тем, что   традиционно не относится к человеческому».

     Отсутствие разрыва пола – главное свидетельство однотелесности всего бытия. К сожалению, вопрос индивидуализации Всеединства  (телесного единства индивида со всем Мирозданием) никогда не ставился в онтологической плоскости на разрешение. Правда,  на этом пути заметно продвинулись богословы. Максим Исповедник заявлял: «Начиная с преодоления разделения на мужское и женское начала, человек может соединить все остальные разделения Вселенной и достичь Бога как причины всего». Подобное фиксируют  и некоторые древние  повествования,  рассматривающие Космос в образе надиндивидного Первочеловека  (Космического Человека), хотя и наделяют его объективированным («разорванным») полом (главным образом, в форме андрогина). Именовали Космического Человека по-разному: «Пань-гу», «Гайомарт», «Фраваши», «Пуруша»…  При этом важно подчеркнуть  следующее утверждение: Космический Человек расчленился и  из  него образовались все элементы внешнего вещественного мира (в том числе и  «человек»-дискретный индивид), но он снова обретёт изначальную целость, выйдет из состояния дискретно-множественного распада, и тогда внешний  мир растворится в нём, ориентация индивидного эго на внешний мир исчезнет, оно сольётся с космическим Эго Первочеловека.

        Совершенно по-иному пытается объяснить происхождение Вселенны наука. Здесь придумана теория «Большого Взрыва», согласно с  которой Вселенная  образовалась из гравитационной сингулярности – взрыва маленького шарика материи.  Эта измышление  учёных  дополняется  теорией «квантовых струн»,  «екпиротической» теорией и др. А между тем, сам «Большой взрыв» не  признан  многими серьёзными исследователями. Лауреат Нобелевской премии Ханнес Альвен назвал его «оскорблением здравого смысла». Известно также открытое обращение, подписанное около 240 астрофизиками  о недостоверности  этой теории. Для меня прискорбно осознавать, что современная  космогония и космология   не воспринимают Космос  целостной живой Реальностью, для которой характерно наличие единого онтологического  сценария  эмбриогенеза. И, если я скажу, что ныне  Земля «беременная двойней», объективационистически мыслящие учёные воскрикнут, – «этого быть не может!» и дадут следующее   объяснение  «беременности Земли»: «В древности с Землёй столкнулась более плотная, но меньшего размера планета Тейа. При столкновении, один кусок Тейи   стал Луной, а другие  глубоко занурились внутрь Земли».

  1. 1. 5. Субъект  

         Столкновение идей (к примеру, З. Фрейд – К.-Г. Юнг;  Э. Гуссерль – М. Гайдеггер; К. Поппер – Л. Витгенштейн;…) уточняет смыслы понятий, рождает новые ориентации в познании. Важно  периодически проводить своеобразный  аудит  добытых  знаний, удалять привнесённую  псевдомудрость.

      Рассмотрим вопрос, – что собой представляет Субъект?      Согласно Упанишад (философской части Вед), Брахман  создаёт всё и всех, но осуществляет это через посредничество своей  души – Атмана.  Атман – наивысшее тройственное ЯТри-Я»), «всеобщий Себя», в котором «Ты – это Я».  В христианском Боге этим «Три-Я» («ТриЭго») являются неслиянные и нераздельные  ипостаси.

         Как уже  отмечалось, субстанциональной телесности Необъективированному Человеку атрибутивно присущ информационный экзистенциал – онтологическая троичность. Эта её извечная тройственность или ТриЭго  является предтечей (родоначальником) информации как таковой, идейностью Всего. Она – «Великая Душа» и, при творении триполярной вещественной телесности Человека, воспроизводит   себя  инобытием в образе Триэго, на базе эго-полярностей которого возникает  индивидуальный субъект. Выражаясь другими словами, основой возникновения Субъекта является пол.

       Проблема Субъекта породила протистояние двух мировоззренческих платформ – «идеалистической» и «материалистической». Но ни та, ни другая  в вопросе происхождения и сущности субъекта» не разобралась. «Идеалисты», главным образом, рассуждают о  неких «потусторонних» субъектах с их «эйдосами», «трансценденталами», «экзистенциалами», «априорными формами» и прочим (примером субъекта идеалистического толка является кантовский, олицетворяющий  «чистое сознание»). «Материалисты», наоборот, имеют дело с «посюсторонними» субъектами («индивидуальным» и «коллективным»), находящимися в сфере объективированного бытия. Например, марксистский индивидуальный  субъект олицетворяет «познавательного и действующего человека-дискретного индивида, противопоставленного объекту как иной отдельной реальности».

     Рассуждения о Субъекте весьма разнообразные. Наиболее интересна буддийская концепция субъекта сансары и нирваны, а также концепция Юрия Фёдорова,  автора теории «иерархического человека». Иерархию  онтологических измерений «человека» Фёдоров увязал с процессом перманентного порождения некого «Бесконечного Субъекта», который, по его мнению, составляет первоначальное духовное основание мира.  Человек,  констатирует Фёдоров,  не порождается миром на основании отражательной способности части его телесной организации, как это полагает исторический материализм. Человек первоначальный, он творит мир, а не мир творит человека. Существование такого «человека» Фёдоров связал с креацией Духа: «Человек олицетворяет обмирщвлённую, овременённую и овнешнённую субъективацию Бесконечного Субъекта и, следовательно, входит в перманентный процесс самопорождения Абсолюта».

      В западной философии рассуждения по проблеме  субъекта сосредоточены вокруг так называемых «чистого Я» и «я эмпирично-индивидуального». Правда, знаменитый Рене Декарт отрицал существование эмпирического «я». Он считал материю и дух двумя самостоятельными сущностями и признавал только «чистое Я», способное рефлексировать, мыслить, обнаруживать себя сознанием (сознанием Декарт назвал «осведомлённость о самом себе»). Что же касается происхождения познающего себя «чистого Я» («cogito ergo sum»), его Декарт связал с Творцом (Богом).

    Иммануил Кант разделял убеждение Декарта относительно «чистого Я», но его «Трансцендентальный Субъект» был признан условием осуществления синтеза в опыте, хотя, надо сказать, многие западные   мыслители (Э. Мах, Д. Юм, Ж.-П. Сартр…) признавали реальным лишь эмпирическое «я», присущее «человеку» в образе дискретного индивида. Вот только судьба этого эмпирическое «я» удивительная. В глубоких трансперсональных переживаниях оно претерпевает  дезинтеграцию (вплоть до полного исчезновения). А поскольку именно это «я» образует коллективные формы субъекта, составляющие фундамент государства и всей культуры объективированного «человека», то и их судьба находится в эсхатологических объятиях.

          Выше, в контексте знания онтологии Небъективированного Человека,  уже проговорено, что онтологическим «предком» идивидуального   субъекта является Триэго. Он  возникает в результате объективации  эго-полярностей Триэго, приобретения ими иллюзии дискретной самости. Говоря иными словами, индивидуальный субъект возникает на фоне мнимого «разрыва» пола. Приобретение его-полярностями экстравертной ориентации «я – это не ты» (свойства «внешне», в дискретно-множественном режиме, отражать бытие) обусловлено их эволюционным процессом –   трансформацией и дивергенцией (порождением «себя из себя»). Этот процесс  неустанно наполняет эго-полярности чувством «самости», «обособленности», «дискретности», «внешности», «объектности», «множественности», делает их индивидуальной объектно-субъектной сущностью – тем, что называется «человеком-дискретным индивидом» (см.: Харченко П. А. Откровение Человека без «лукавого сечения» пола. – Каменец-Подольский: ТОВ «Друкарня «Рута», 2018. – 376 с.). В итоге, наряду с реальным Необъективированным Человеком, существует ещё и мнимый (теневой) «человек-объект-субъект», не имеющий собственной телесности в онтологии жизни. Этот процесс  порождения индивидуального субъекта из Триэго подобен мифологическому сюжету, когда «Я» Космического Человека, объективизировалось и распалось на дискретные «я».

    Субъектообразование путём  «разрыва» Триэго на иллюзорно индивидуальные самости (субъекты) напоминает наглядный «распад» божественных триад. Вспомним, доведийское верховное божество «Дьянус-Азура-Питар». Вначале  оно представляло одно троичное божество, но уже  в эпоху Ригведы  «распалось» на  три самостоятельные дискретные облики. Это самое наблюдается и  в истории  троичного  Зевса  (появление  триады «Посейдон-Плутон-Зевс»), а также  при возникновении триады «Юпитер (мужчина)-Юнона (женщина)-Миневра (андрогин)». Ещё более наглядно аналогию  субъектообразования  иллюстрирует  Тримурти. Субстанциальной телесности Тримурти присуща тригунность  (Саттва, Раджас, Томас), но на уровне  вещественной  телесности Тримурти  предстаёт тремя  субъектами – Вишну  (мужчина), Брахма  (гермафродит), Шива (предстаёт то мужчиной, то женщиной, то гермафродитом).

      Рассматривая вопрос происхождения субъекта чрезвычайно важно осознать следующий ньюанс: то, что мы называем «актом рождения детей», на самом деле, отображает обновление вещественной  телесности эго-полярностей Триэго Необъективированного  Человека. Разом с этим обновлением совершается и многократное «принудительное» приобретение эго-полярностями новой субъектности и, как результат, имеем ошеломляющий эффект: одна и та же эго-полярность Триэго («я» в Себе) бессчётно раз засвечивается многими «людьми-субъектами», их «жизнями» в образе «дискретных индивидов». Вот и получается при этом: чистое, несубъектное состояние эго-полярности пребывает у вечности, а его субъектные состояния – уже находятся в объективированной вечности (в пространстве и времени) и составляют ту «субъектную множественность людей», которая образует фундамент исторического общества. Повторяю ещё раз: под актом «рождения детёнышей» скрывается бесконечное обновление телесности  одних и тех же эго-полярностей Триэго с последующим приобретением новой субъектности, но при этом эго-полярность и субъект онтологически  разведены в два разные миры пребывания – мир вечности (вечного Единого) и мир объективированной вечности (мир «теневого» трехмерного пространственно-временного Многого). Возникающие в ходе этого процесса обновления «теневые люди-субъекты» и отражают смысл понятий «человечество», «народ», «общество». Приведу их словарное декларирование: «Человечество – это все люди земли, большое количество людей, объединённых определёнными позитивными свойствами»; «Народ – население государства, трудящиеся массы»; «Общество – объединение людей общими условиями жизни». Онтологическая неполноценность смыслов приведённых   понятий  состоит в том, что они  исходят  из ошибочного понимания сущности Человека: «Человек – общественное существо, представляющее собой наивысшую ступень развития живых организмов, имеет сознание, владеет членораздельным языком, вырабатывает и использует орудия труда». Как видим, когда политики говорят о  «государстве людей», надо под таким «государством»  понимать   «государство субъектов», «государство дискретных индивидов»,  а не  государство Человека истинного –  Необъективированного.  Человек и Субъект – сущности разные, не сводимые друг к другу. Субъект порождается в Человеке, а не наоборот.

      Субъект и объективация неразделимы, но Истина находится вне объективации, она абсолютна, целостна и открывается внесубъектно вербальным откровением Необъективированного Человека, она и есть этот Человек (см.: 2.2.).  Субъект не в состоянии познать онтологическую Истину, он творит свою, субъективную истину, «истину» объективированного разума, создавая из телесности Необъективированного Человека субъективную реальность с её «теневыми людьми». Иммануил Кант был близок к правде, когда говорил, что  совершил  «коперниканский  переворот» в гносеологии,  полагая, что «процесс познания выступает как процесс конструирования субъектом  предмета познания».

      Приобретение Триэгом статуса Субъекта было закономерным и чрезвычайно важным событием в жизни Необъективированного Человека. Произошёл переход Человека в состояние одухотворённой реальности, возникла  традиционная гносеология (субъектно-объектное познание). Субъект как объективизатор бытия создал  «злую систему вещей» (внешний мир объектов), включая и видовую классификацию «дискретных живых существ» вместе с видом Homo sapiens в образе «человека»-дискретного индивида. Индивидуальные субъекты вглубь и вширь  раздвинули пространство субъективной реальности. Задействовав звук,  язык, математическое число, технические средства и т. п., субъект создал историю,  различные виды   цивилизаций. За это ему спасибо. Вся конструкция истории, вся объективированная духовность и мир искусственных вещей –  результат творчества Триэго-Субъекта.

      Однако, наряду  с позитивом, Субъект принёс Человеку, по справедливому замечанию Николая Бердяева,  «мировую непристойность и рабство». Он сотворил культуру  на неправде о сущности Человека, загнал его в рабство объективации и вражды.  Все преступления в истории, все войны, всё плохое, – на совести субъекта.

          Ныне много  разговоров о дальнейшей судьбе субъекта.  Представители некоторых течений модернизма, заявляют о способности знания самостоятельно вести полноценное существование, а раз так, то можно обойтись и без субъектно-объектного отражения мира, аннулировать категорию «субъект» и создать антропологию и гносеологию без субъекта.  Они пророчат приход «безсубъектного будущего», наступление «редукции субъективности», «смерти субъекта», который, якобы,  растворится в семантических, технических и других знаковых структурах. Судьба индивидуального субъекта, действительно,  эсхатологическая. Эсхатология  (от греч. «эсхатон» – конец во времени и пространстве) есть учение о конце  света (в смысле завершения истории).  Эсхатологичность судьбы субъета заключается в том, что после состоявшегося  вербального откровения Необъективированного Человека Триэго становится просвещённым, осознавшим себя и, как результат, – сварачиваются масштабы произведённой им субъективной реальности, приходит эра господства  необъективированного  разума и психики Человека. Конец индивидуального  субъекта становится торжеством разума, бессмертия и  вечности Человека. Будем же готовы к переходу в Обновлённый  антропокосмос! Мужественно  переживём   «конец старого света», деобъективизируемся, свернём  дискретно-индивидную конструкцию общества. Как молвил Максим Исповедник: «Мир умрёт и снова мгновенно воскреснет юным из дряхлого».

  1.      6. Бессмертие Человека                             

     Традиционно проблема смерти интерпретируется сквозь призму объективированного подхода к восприятию бытия и  касается, по существу, фиктивного «человека»-дискретного индивида, то есть,  не существующей вообще  в онтологии жизни реальности. По отношению к  Человеку истинному (Необъективированному) проблема смерти отпадает. Истинный Человек бессмертен. Его телесность пребывет в вечности, а не в субъектном (историческом) пространстве и времени.  Это означает, что при рассмотрении  «смерти» Человека надо  говорить  о чём-то другом, скрывающимся под этим  феноменом.

      Я уже упоминал исследования Станислава Грофа – одного из основателей трансперсональной психологии. При трансперсональных переживаниях фиксируются воспоминания о прошлых жизнях,  переход эго из одного тела в другое, его перевоплощения. Интерпретируя эти явления, Гроф пишет: «Переживание прошлой жизни – доказательство реальности, что мы не есть «эго в капсуле из кожи», не отождествляемся с одним конкретным индивидом, который живёт от зачатия до смерти, а что мы – это личность некого существа, бытие которого длится много жизней: одна из них уже миновала, другие ожидают нас в будущем». Можно    сказать и так: то, что появляется и существует от «рождения» до «смерти» и названо нами «человеком», на самом деле, отражает очередное звено в единой цепи бесконечного обновления вещественной телесности эго-полярностей Триэго Необъективированного Человека, которое в трансперсональных состояниях сознания запечатлено воспоминаниями о «прошлых жизнях». переживанием «смерти и возрождения». И нельзя из вечности вырывать одно из этих звеньев, перемещать его в субъектное пространство и время и выдавать за «человека» и феномен «жизни». Создавая таким путём «жизнь от рождения до смерти» мы не осознаём, что это не существующая «жизнь» не существующего «человека» = дискретного индивида.

      Бессмертие Необъективированного Человека у сущности самой Вечности бытия, а не только в обновлении вещественной телесности.

      Отсутствие понимания необъективированным разумом сущности Человека и приводит к тому, что в документах дата «рождения» обозначает   появление на свет Божий некого «целостного» существа «дискретного индивида», а дата «смерти» предполагает отход в небытие.  Вся ирония, повторяюсь, здесь в том, что эти даты  касаются онтологически не существующего «человека» – дискретного индивида, который, сам по себе, со слов  Христоса, «мертвец». Вспомним сюжет из Святого Писания: «Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (Мат. 8:21-22).

      Смерть преодолевается необъективированным пониманием сущности Человека. Она  пропадает безвестно при устранении «разрыва» пола.  Прав Николай Бердяев: «Страх от того, что мы не  осознаём себя целостными».

     Будем же осведомлены: Человек  не выносится  гробом на кладбище. Триипостасная Великая Душа (ТриЕго) и её необъективированное  вещественное инобытие –  (Триэго) вечны. Что же касается индивидуальных  субъектов (субъектного состояния  Триэго) –  у них онтологически  нет  собственной телесности и совершенно прав Бердяев, указывая, что трудность понимания  бессмертия Человека – из-за объективации, «выброшенности человеческого существования в объектный мир»,  «превращения  человека в одну из вещей мира».  Он констатировал: «Человек выброшен  в объектный мир, и главнейшая задача – перестать объективировать, перестать создавать  фикции путём превращения непрерывного в прерывное,  в объект, в самостоятельную сущность». Надо понимать, что объективированная вечность – дискретное пространство и время – фикция, чувственная иллюзия.

      В религиях и духовных системах древних культур о бессмертии говорится сполна и связывается оно с бессмертием души. Вспомним повествования о  «переселении душ», «переходе  души из одного тела в другое» и пр.  Просчёт лишь в том, что эти повествования  поданы в контексте «бессмертия» человека-фикции –дискретного индивида, то есть не касаются истинного Человека.

        Благая весть о  бессмертии Человека прописана в Библии (Отк. 21:4), высоко озвучена повествованиями Максима Исповедника. Человек, в силу своего необъективированного статуса бытейности,  просто не может умереть. Его  вещественная  телесность вечно рождается взаимопревращением ипостасей  и  трансформацией эго-полярностей, обновляется  онтогенетическим воспроизводством («биологическим  размножением»). В ходе этих процессов  «аккумулятор» и одновременно «кодировщик-хранитель информации» – Три[Э]эго постоянно пополняется субъективной реальностью, доставляемой эго-полярностями.

    Необъективированный Человек открывает космические смыслы жизни, бессмертие, праведность и святость Истины, заповеданной словами Христоса «Люби ближнего как себя самого». Чтобы жить вечно, нам надо умереть фиктивными («объективированным человеком»).

                      Глава II. Познание Истины

                         «Тысячи путей ведут к заблуждению.

                                   К истине – один»

                                                             (Жан Жак Руссо)

  1. 1. Ограниченность гносеологического (субъектного) откровения  Человека  

       Обоснование знания, поиск критериев его  истинности  всегда составлял важнейшую проблему.

      Истина не может быть объективированной, она находится за пределами дуализма – субъект/объект. Не понимая этого, Фридрих Ницше, заявил об отсутствии истины вообще. Николай Бердяев подсказывает: «В предметном, вещном, объектном мире смысла нет… Внечеловеческое идеальное бытие бессмысленно… Смысл не в объекте, входящем в мысль, и не в субъекте, конструирующем свой мир,… не в объективной и не в субъективной сфере…». Субъектно-объектный путь познания, в силу его неонтологичности,  не  может открыть Истину.  Проблема истины выходит за пределы субъект-объектных отношений.

      Правильную постановку вопроса об Истине содержит  религия. Чем же  является Истина в христианстве? Христос говорит: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32); «Я есть путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). Истиной в христианстве есть Богочеловек – сам Христос, а путь к познанию Истины – его откровение.

     Сущность откровения в христианстве состоит  в  открытии Богом себя. Оно связано с  преодолением «разорванности мира», онтологического единства Бога и «человека», а это фактически  сводится к преодолению «разрыва» пола.

       Я буду говорить об откровении Необъективированного Человека как о его самораскрытии, в котором выделяю три уровня. Первый уровень представлен творением субстанциональной телесностью  Необъективированного Человека непрерывной   вещественной телесности  (Вселенны в целом). Второй уровень  откровения – это откровение Субъекта и проявляется как  творение и отражение  им субъективной реальности. Третий и окончательный уровень откровения раскрывает целость Человека через троичную природу его телесности. Эту ступеньку  пути до  Истины я называю  «Тригнозисом», «вербальным откровением Троичности», «раскрытием целости Человека из Человека и через Человека» (см.: 2.2.). На этом уровне откровения в своём конечном образе Человек предстаёт как неделимое и неразложимое на дискретные элементы Триединое.

       До открытия мной вербального уровня откровения (Тригнозиса) считалось, что целостное познание бытия  недоступно при  использовании дискретных символов языка; что на пути к Истине необходимо освободиться от вербальных структур и мыслительных построений. Альтернативой выставлялась медитация (вспомним, к примеру, школу чань китайского буддизма махаяны).

      Это правда, что  Истина находится вне разделения бытия на субъект и объект, поэтому  и недоступна базирующейся  на объективации гносеологии. В случае же  Тригнозиса, речь не идёт о творении  Субъектом субъективной реальности, как это свершается при субъектно-объектном познании. Я уже отмечал, что Субъект не в состоянии познать онтологическую Истину, он творит свою, субъективную истину, «истину» объективированного разума, создавая из телесности Необъективированного Человека субъективную реальность. Я это называю «откровением Субъекта», поскольку оно засвечивает путь одухотворения Необъективированного Человека, приобретение им объективированного сознания. Что же касается Тригнозисого откровения Человека, то здесь Истина не творится, а раскрывается как целость Человека. Она предстаёт необъективированной, онтологической и раскрывается через троичную природу телесности Человека. Здесь речь не идёт о творении  Субъектом субъективной реальности. Надо заметить, что в вопросе наделённости «человека» объективированным сознанием существует глубокое непонимание, включая и непонимание самой  его сущности.  Одни философы считают его отдельной самостоятельной реальностью, фундаментальным основанием бытия,  другие (как, например, Джон Уотсон и Морис Шлик), –  вообще отрицали  его существование.

      Субъектно-объектное сознание есть познание-знание, олицетворяющее субъективную реальность, творимую Субъектом. Субъект не есть самостоятельной реальностью, обладающей «сознанием», нет и некого «самостоятельного сознания», творящего реальность. Есть сотворённая  субъективная реальность как сознание. Субъективное сознание – это  знание-откровение о сотворённом и  отражённом Субъектом образе бытия и в этом отношении сам субъект  является сознанием. Можно сказать и так: сознание  есть приобретённое свойство эго-полярностей отражать телесность Необъективированного Человека в идеальных образах путём превращения необъективированного в объективированное, непрерывного в дискретное, то есть превращения в объекты. Такое сознание и определяет субъективное содержание жизни Человека.  Примитивная форма разума определяет сознание как «функцию мозга отражать действительность», считает его «состоянием психической жизни, выражающееся в субъективном переживании индивидом событий внешнего мира и жизни его самого».

      Большим заблуждением является и объявление сознания «миротворящей самостоятельной реальностью». Оно спровоцировало основателя феноменологии Эдмунда Гуссерля  попытаться  выделить «сознание чистого разума» («чистое смыслообразование») из некого трансцендентального нерефлексирующего «Эго». Субъективная реальность – это  и есть сознание.

        Объективированная природа сознания одновременно выражает и процесс творения субъективной реальности и её отражения. Само по себе творение субъективной реальности выступает как объективация вещественной телесности Необъективированного Человека, «разрушение» её целости.

      Сознание как субъективная реальность является информационным продуктом  совместной  работы ТриЭго, Триэго, Субъекта  и сенсорной системы (мозг при этом виртуализирует, усиливает, транслирует эту информацию). Субъективная реальность представлена всеми достижениями культуры, знанием, продуктами производства, техническими достижениями, мыслями, желаниями, переживаниями…  (у признании философского статуса субъективной реальности большая заслуга Давида Дубровского). Ей характерными  свойствами является: прерывность, иформационность, кодированность, объектность, художественность, множественность, историчность (временная и пространственная трёхмерность), виртуальность, …

           Кратко коснусь необычного явления, обозначенного «трансперсональным (надличностным) сознанием», которое наиболее продуктивно изучено Станиславом Грофом. Оно, как мне представляется, отражает не творение субъективной реальности, а информационную расшифровку   уже наличной, исторически созданной Субъектом из вещественной телесности Необъективированного Человека. Характерно, что эта информационная расшифровка протекает в обратном  направлении, в сторону  исцеления Человека, движения от объективированного к необъективированному. Словом, происходит деобъективация закодированного субъективного опыта, накопленного  эго-субъектами Необъективированного Человека. При трансперсональных переживаниях исчезает иллюзия дискретности индивида, появляется чувство целости с другими «людьми, животными, растениями, со всей Вселенной» (Гроф).  Эго-полярности теряют свойство «овнешнённо» отражать бытие.

        К сожалению, основатели трансперсональной психологии не располагали знанием об истинной природе пола, о  целости Человека, его онтологической троичности телесности, что и  сказалось на мировоззренческой интерпретации трансперсональных переживаний. Иногда некорректно  они доводят единство индивида  с  Брахманом, умалчивается троичность, Брахман выставляется нематериальной сущностью (неким «вселенским нематериальным сознанием»), а ведь трактовка природы Брахмана, хотя и различается во многих течениях индуизма (даже в пределах упанишад), но признана материальной. Брахман  творит не из пустоты, он –   материальная основа всего  сущего, первичная (вечно существующая) онтологическая субстанция, праобраз всего (кстати, о материальности Брахмана есть указание и Шанкары).   Индуизм не говорит о  создании мира из «ничего». Упорядочивающим принципом творческих деяний Брахмана по «своему образу и подобию» выступает его ТриЭго (тройственная душа – Атман). Умолчание трансперсоналистами троичности в трансперсональных переживаниях  объяснимо. Ведь жизнь Субъекта, в силу его природы, находится в «теневом бытии» (субъективной реальности) и до переживания им субстанциональной телесности Необъективированного  Человека дело не доходит. Надо полагать, что надличностные  переживания ограничены, главным образом, историей творчества Субъекта в пределах «территории» Триэго, то есть вещественной телесности, а не субстанциональной. В пределах недифференцированной субстанциональной телесности Человека субъективности  нет. Гроф  прав, что Человек не есть «эго в капсуле из кожи», но останавливаться лишь на субъективном образе «человека»,  на субъективной реальности недостаточно. Иначе это и  есть  проявление  «дематериализвции» Человека. Чтобы не оказаться в сетях идеализма и иррационализма при познании сущности Человека,  надо учитывать ещё и необъективированный статус его телесности, чего недостаёт Грофу. «То, что традиционно понимается под «человеком», – говорит Гроф, – составляет нематериальное абсолютное Сознание, которое является одной-единственной космической Реальностью… Как могло случиться, что бесконечная и вечная духовная сущность сотворила из себя и в себе самой некую виртуальную репродукцию – осязаемую действительность, населённую чувствующими существами, которые переживают себя как отдельных и от своего истока, и друг от друга». Сказанное Грофом явно относится к традиционному (объективированному) «человеку». И здесь он прав. Но  Гроф  не открывает Необъективированного Человека. И всё же  своими исследованиями в области трансперсональной психологии он преподнёс большую пощёчину религии, науке и философии. Он настоящий  сподвижник духа, величайший психолог современности, посвятивший всю свою творческую жизнь поиску Истины. Подобно Д. Баркрофту, Л. Пастеру, Н. Миновици и другим отважным исследователям, он на себе  провёл сотни  экспериментов ради познания Истины и, безусловно, заслуживает хотя бы  почтения  Нобелевской премией.

      Теперь рассмотрим онтологическую троичность телесности Человека в качестве  априорного информационного начала при выведении некоторых  субъективных знаний, что важно для обнаружении заблуждений в науке.

     2.1.1. Философия.  Николай Бердяев традиционную философию назвал «объективированной» и полагал, что «все основы философии требуют пересмотра». В книге «Истина и откровение» он констатирует: «Вся почти история философской мысли стояла под знаком объективации, хотя это выражалось в разных типах философии. Эмпиризм также стоял под знаком объективации, как и самая крайняя форма рационализма. Эту объективацию можно открыть и в более новых формах прагматизма и философии жизни, всегда имеющей биологический привкус. И поскольку Гейдеггер и Сартр хотят строить онтологию, пользуясь рациональным аппаратом понятий, они находятся во власти объективирующего познания и не порывают с традицией, идущей от Парменида. Бытие есть уже порождение объективирующей мысли, оно объективно».  Бердяев прав, что философия вращается вокруг объективированного бытия. Сообща с наукой,  она оказалась в числе  работников одной кухни, поваром духовной пищи из одних и тех же  объективизированных продуктов, среди ассортимента изделий которой находится и «человек» как объективированная «вещь мира».   Философии не удалось порвать с формальной логикой познания бытия, присущей науке. «Содержание наукообразной рациональности, – писал Бердяев, – меняется, но принцип остаётся всё тот же, Аристотель, Фома Аквинский, Декарт, Спиноза, Кант, Гегель, Спенсер, Авенариус, Коген, Гуссерль – все эти столь разнообразные философы превращают философию в наукообразную схоластику, во внешнее   познание…». Просветвлённость Бердяева потрясающая. Но он не прав, когда говорит, что  «философия, ни в каком  смысле,  не должна быть наукой». Как раз, наоборот, философия по своему  предназначению   обязана быть  наукой, которую и породила. Она фактически  стала   системой своеобразных способов и приёмов научного познания,  базирующихся на противопоставлении  объекта и субъекта, выразителем объективационистической за характером  методологии  науки.  Мне могут возразить, – мол философия – это общетеоретическая рефлексия целостного восприятия бытия. Это неправда. Ведь само по себе гносеологическое  познание  есть объективирование, разрыв целостности.  Поэтому философию  надо считать  научной дисциплиной. Что же касается  целостного раскрытия бытия, то оно находится вне объективации, вне  функции гносеологического   Субъекта, является  уделом вербального откровения Необъективированного Человека на стадии завершения религии (см.: 2.2.).  Человек и Субъект статусно разные сущности. Достаточно взглянуть на разницу  доставляемого ими знания.  Субъектное познание  преподносит телесность Человека   в качестве отдельной   частицы   Космоса – «дискретного индивида», а вербальное откровение окрывает Человека Всереальностью, здесь Человек не становится замкнутым индивидуальным существом, он засвечивается вселенским абсолютным  бытием. Философский субъект имеет дело с субъектной = субъективной = объектной = объективированной реальностью, которую логикой эволюции эго-полярностей  в «муках» рождает Триэго-Субъект, преобразовывая необъективированное в объективированное. Непонимание этого процесса создало  казус вокруг понятия «объективная реальность». Николай Бердяев справедливо заметил: «Не существует объективного  духа, существует лишь объективация духа; нет реально и «объективного мира», а есть лишь объективированный субъектом мир». Индивидуальный субъект-философ  выдаёт  объективированное бытие (ставшее таковым в процессе становления Субъекта) за  некую «объективную реальность, независимую от сознания». На этом недомыслии  возведено  здание всей философской  «мудрости» о бытии. Гениальный   Бердяев пишет: «Объективированное  бытие не есть истинным, оно мёртвое, овнешневлённое, бытие распада, и надо окончательно избавиться от употребления к нему  прилагательного «объективное».  Надо понимать, что с порождением Субъекта вещественная телесность Необъективированного Человека  приобретает  ещё один статус –  статус «субъективной реальности». Я этот статус  называю «теневым». Гносеология, гносеологический Субъект – это и есть мастерская по созданию субъективной реальности, институция объективизации. Здесь целостность бытия не восстанавливается, а разрушается. Человек не есть объектом и гносеология  бессильна познать  его целость. «Познание, – омечал Бердяев, – есть объективирование, но в объективировании цель познания не достигается. Субъект гносеологичен, а не онтологичен, гносеологический субъект не есть человек, не есть бытие, но и познаёт он совсем не бытие, а противоположный ему объект, коррелятивный субъекту и для познания специально созданный, бытие исчезает из субъекта и объекта».

      В самом деле, предметом философия является субъективная реальность –  «внешний мир» с обитающим в нём «человеком-дискретным индивидом». И. Кант не ошибся, когда назвал  такого «человека» «первым и единственным предметом философии». Объективированный «человек-индивид» продолжил свой путь и к «философской антропологии» Макса Шелера,  стал её предмет изучения. Эта сторона вопроса весьма беспокоила Николая Бердяева. Индивид (индивидуум) казался  Бердяеву недостаточным для  понимания истинной сущности Человека, как говорят,  «Федот, но не тот».  «Мир есть часть Человека, а не Человек – часть мира», – акцентировал Бердяев. На псевдочеловеке-дискретном индивиде (с его «раздельнополостью») погорели и такие уникальные мыслители, как Платон, Иоганн Баховен, Яков Бёме, Франц Баадер. Целость Человека они  свели к образу объективированного (дискретного) андрогина. Этот промах  особенно достойный сожаления по отношению к религиозному экзистенциальному персоналисту Бердяеву, объявишему себя «личностью, восставшей против власти объективированного «общего». Именно, из-за недопонимания природы  пола, Бердяев  мучительно, но неудачно, пытался познать Человека как необъективированную реальность. Проследим ход его философско-антропологических мыслей. По мнению   Бердяева, в Человеке пересекаются все круги мира, заключена цельная загадка и разгадка мира. Но Человек, говорит Бердяев, очутился в наделённости двумя состояниями: одним – объективированным (природным); другим – необъективированным (трансцендентальным).  «Трансцендентальный человек» внутренне скрыт в «человеке природном». Он  первичный («перво-человек») и выражает перво-жизнь, несотворимую свободу. Его Бердяев именует ещё «экзистенциальным не объективированным субъектом». Это творческая духовная личность, представленная андрогином, которая путём разрыва  целостности пола,  создала мир объектов. Поэтому мир объектов является вторичным, неподлинным. Человек природный познаёт объективированный мир как извне данную ему реальность, то есть то, что породжено не объективированным субъектом (личностью). Судьбу «трансцендентального человека» Бердяев увязывает с христианством. Корни «трансцендентального человека» в Боге. Само существование «трансцендентального человека» есть условие возможности религиозного и духовного опыта, как бы a priori этого опыта. Далее Бердяев заявляет о   наступлении «эпохи Троичного Духа как третьего откровения», с которой появится новый Человек – Богочеловек, объединяющий в себе подобие Божье и андрогинизм «трансцендентального человека». Этот новый Человек предстанет  носителам духа творчества. В нём уже нет природного состояния человека-дискретного индивида, порождённого распадом на мужское и женское в человеческом роде, порабощающая власть объективации будет свергнута, осуществится переход в субъективность царства свободы, наступит конец исторического мира как завершения экстериоризации, объективизации вечности. Отсюда, констатирует Бердяев, начнётся становление новой антропологии, вочеловечивание Бога, рождение «богочеловечества».

    Где же ошибся в своей футурологии Бердяев? Совершенно верно, в понимании сущности пола. Надо сказать, что проблема пола придала его творчеству много здравого смысла, но сущность пола им не одолена. Пол – это цельное неразрывное триполярное Одно как состояние вещественной телесности Необъективированного Человека, а не олицетворение разрыва андрогина на две половинки – мужскую и женскую. На ошибочном понимании сущности пола и возникает бердяевский «человек» двух статусов – трансцендентального и природнего, хотя реально, ни «трансцендентального», ни «природнего человека- дискретного индивида», возникшего вследствие «разрыва целостного андрогина» на мужчину и женщину, не существует. Это две фикции, на которых держится футурология Бердяева. За приходом, провещанного Бердяевым нового Человека, в действительности, прячется явление познавательного характера – осознание просветлённым (уже не объективированным) Триэго-Субъектом сущности Человека как необъективированной реальности.

  Приходится лишь сожалеть, что вся современня мировая философия продолжает традицию пользоваться объективированным смыслом понятия «пол» (кстати, как и смыслами понятий «человек» и «индивид»). Рене Декарту принадлежит мысль: «…Если бы среди философов установилось согласие относительно значения слов, то почти все их споры были бы прекращены».  Думаю, здесь мало одного лишь  согласия, важно  правильное значение слов.     Не преодолев  «лукавого разрыва пола» и находясь в неведении о сущности Человека, философия  продолжает держать цивилизацию под ложной мировоззренческой опекой.  Мнимая  объектность пола не позволяет философу-современнику увидеть Космос Необъективированным Человека. Единотелесный  континуум бытия разделяется им  на «живую» и «неживую» части, противопоставляется «индивидуальное» и  «всеобщее». Вот и спрашивается, – какова же тогда цена всему философскому осмыслению  человеческих проблем, если сущность Человека остаётся непознанной?

     Надо сказать, что «разорванность» пола  («раздельнополость») оказала решающее влияние на становление господства дихотомического мышления, признание притаманности всему сущему двух начал. В древней восточной философии эта двойственность проссматривается уже в исходном космогенезе и олицетворена  противоположностями  Инь-Ян – символом женского и мужского начал жизни. На пресловутом «бинаризме»  (ложной двойственности) также основано и учение о «диалектике» как теории развития. Если в раннем китайском мировоззрении единство  двух начал носило  мирный характер и эти начала пребывали в целостном «одном» – двуединстве и  постоянном переходе друг в друга, то в європейском мировоззрении единство данных начал объективизировалось, «вышло на поверхность»,  перешло  во внешнее противостояние, породило «диалектическое противоречие» – признанное за источник  развития путём «единства и борьбы  полярных пар противоположностей». К такой «диалектике» весьма близки идеи Гераклита, но своего «совершенства» она достигла в марксистком историческом материализме. Природа марксисткой «социальной материи» объективированная, представлена  «диалектическим единством прерывного и непрерывного» со свойственными этому единству противоречиями. Сущность развития «материи» Маркс усматривал в  «борьбе двух взаимопротиворечивых сторон и их  слиянии в новую категорию».

1.1.2. Психология.  С открытием Необъективированного Человека предстоит большая ломка устоявшихся взглядов в психологии. Решение коллизии   Необъективированного и Объективированного (Единого и Многого) для психологии имеет особое значение. Требуется отказаться от принципа «один индивид – один субъект» и признать наличие в одном необъективированном индивиде (как эго-полярности Триэго)  многих эго-субъектов.

      Традиционно предметом психологии как науки признан объективированный  «человек»-фикция, а не Человек Необъективированный.  Именно объективация Человека является препятствием на пути раскрытия многих  тайн его психического поведения,  объяснить, например,  феномен под названием «шизофрения», представляющий состояние из  «смеси объективированного и необъективированного».

      Пребывая в плену субъект-объектного понимания сущности Человека, будучи индивидоцентрической, психиатрия раздробила целостную психику на «нормальные» и «патологические» проявления, привязав их к не существующему онтологически дискретному индивиду. К патологическим явлениям, к примеру, отнесены психические эффекты дереализации и деперсонализации. Дереализация связана с наличием чувства отсутствия грани между индивидом и окружением. В этом случае, объективированное бытие ощущается нереальным.   При деперсонализации особь чувствует потерю своей индивидуальности, её прежнее я исчезает, характер мировоззрения становится иным. Словом, шизофреник теряет способность объективированно переживать бытие, стираются грани между внешним и внутренним, собственное «дискретное» тело не воспринимается сосредоточением своей индивидуальности. Но, что представляют собой дереализация  и деперсонализация вне объективации? Они фиксируют гносеологическую «смерть» обективированного разума.

      Субъектное восприятие бытия, породившее объективированного «человека», является закономерной патологией гносеологического порядка, при которой Необъективированный Человек не осознаёт своей истинной сущности.

      Словом, у психиатров много работы. Не владея знаниями о   Человеке, понять феномен шизофрении невозможно. Шизофренические явления психики для объективированного «человека» названы психиатрами патологией, но такого, с позволения сказать, «человека», вообще не существует. Если смотреть с позиции здравого разума, то деобъективизация (в случае дереализации и деперсонализации) как раз излечивает истинного Человека от патологических (объективированных) проявлений психики.

       Его-полярности Необъективированного Человека в процессе оновления телесности приобретают различную степень объективированности (субъектности). При высокой её дозе, особь воспринимает   дискретность своего я и окружающего мира «нормой», но для эго-полярности с малой степенью субъектности дискретность переживается   страхом «конца света». Истинный шизофреник не чувствует грани между я и окружающей средой, приобретает чувство «растворения во Вселенной». Телом для него становится «грандиозное тело», равное всему Космосу (всей вещественной телесности Необъективированного Человека). Такой статус тела порождает у   шизофреника «комплекс всемогущего Господа Бога», и в этом отношении он перестаёт быть объективированным, выздоравливает от «дискретномании».

        С учётом необъективированного статуса Человека иную интерпретацию получает и осевой «симптом» шизофрении, названый психиатрами «распадом субъекта». Истолковывают они его как «расщепление личности на множество автономных, неведомых существ с их голосами». Такая интерпретация ошибочна и продиктована незнанием сущности Субъекта. Полной субъективизации эго-полярности, при последнем её отелеснении, у шизофреника может не наступить, тогда подключаются прежние «свои» и «чужие» субъектные состояния эго.  Под так называемым «распадом субъекта на много личностей», в действительности, прячется явление функционального замещения-подключения к психике шизофреника иных субъектных состояний эго-полярностей Триэго, носителями которых выступают «люди-субъекты» прошлых времён и современности. Они подчиняют шизофреника себе, дают ему разные (хорошие и плохие) указания. И это не «галлюцинации» в клиническом смысле, как считает традиционная психиатрия, а реальные события, указывающие на глубинную их связь с разгадкой природы Субъекта и природы Человека как необъективированной реальности. В грандиозном эгофонде ТриЭ[э]го Необъективированого Человека находятся эго-субъекты всех времён и народов.

       Человек обладает  единым эгоархетипом – ТриЕ[е]го, который содержит всю историю «коллективизации субъектов». Бывают случаи, когда  один и тот же индивид  в течение жизни много раз  проявляет себя в качестве  разных субъектов («человеческих личностей»). Некоторые из них разговаривают на иностранном языке, которого данный индивид никогда не изучал. Это так называемое явление «множественных я» (оно известно с древних времён).

       Каждый  из нас – это единая  егосистема ТриЭ(е)го,  каждый из нас живёт во всех «людях», каждый из нас окутан  субъективной реальностью, и все мы – единый Необъективированный Человек. Когда мы  видим лица знакомых  людей наяву,  воображением,  во сне – это тоже проявление нашей единоэгональности. Разговаривая с детьми, родителями, супругой,  с кем угодно, мы разговариваем  с собой, это собственный внутренний монолог. Континуумное ТриЭ[э]го («коллективное бессознательное», сказал бы Юнг) кодирует и сохраняет информацию о Человеке-Космосе – Человеке Необъективированном. В трансперсональном состоянии психики эти многообразные субъектные состояния эго оживают, разговаривают, действуют. Выдающийся психолог современности, открыватель расширенной картографии психики Человека Станислав Гроф, в своей, подаренной мне книге «Надличностное видение», указывает на пребывание в каждом из нас информации о всей Вселенной.  Человек, констатирует  Гроф, потенциально способен контактировать с каждой частью многообразного бытия и олицетворяет собой в определённом смысле целостную космическую структуру: «Исследования холотропных состояний обнажают загадочный парадокс относительно природы людей. Он явно показывает, что каким-то таинственным и пока ещё не объяснимым способом каждый из нас несёт в себе сведения обо всём мире… и обладает возможным в переживании доступом ко всем его частям…  Человека нельзя сводить к дискретному индивиду».

       Для будущей эгологии предстоит большая задача  по духовному оздоровлению эгофонда Человека, перезагрузке его эготехнологиями, включая эгоинженерию. Станет возможным «страшный суд» –  очистка исторического  эго-субъектного фонда Человека, включая  «возвращение»  знаменитых   «потусторонних» душ»   в новую «земную жизнь» и удаление из  эгофонда  идеологических файлов преступного характера (субъектности неронов, тамерланов, грозных, гитлеров…. ).

 2.1.3.Биология. Необъективированный Человек свергает «дискретного индивида» с престола носителя жизни и порождает новую биологию.

      Традиционная биология полностью затменена иллюзией   существования «внешнего мира», разделением единого бытия на «живое» и «неживое», постановкой вопроса о «начале возникновения жизни». Перечисленную некорректность условно можно допустить с привязкой лишь к субъекту, зарождения и появления его на «свет Божий». Но, в действительности, вся материя исконно живая и придумывать всевозможные мифы о неком «начале жизни», связывая его с появлением тех или иных так называемыми «биохимических соединений» – означает отдавать дань глупости. Это субъект создаёт и вычленяет эти соединения из общей телесности живого бытия, присваивает им названия, «биологический» статус, преподносит «началом жизни». Сам по себе, пребывающий в объективационном режиме существования, субъект ничто, поток субъективности, он не является самостоятельной реальностью, есть лишь своего рода «гносеологический орган» Необъективированного Человека.

      Вслед за своей матерью философией, биология основана на  объективации. И напрасно пытается субъектно-объектной логикой решить важнейшую мировоззренческую  проблему – проблему дифференциации вещественной телесности Необъективированного Человека на видовые сегменты или, традиционно говоря, решить вопрос количественного добавления видов  в «живой системе мира».   Биологи недопонимают, что «проблема происхождения видов» должна решаться вне разделения единого бытия на «живое» и «мёртвое».  Они  не осознали онтологию бытия, непрерывность и оживлённость всего Космоса и  пытаются решить вопрос о происхождении  видов сквозь призму  мёртвого (объективированного) мира.

      Во времена жизни французов Жоржа Бюффона, Жоржа Кювье и Жана Ламарка, англичанина Чарльза Дарвина и шведа Карла Линнея понятия «жизнь» и «дискретный индивид» считались синонимами. Носителем жизни был признан дискретный индивид. Из этой, онтологически не существующей реальности, натуралисты и пытались объяснить  происхождение видов: «Каждый вид происходит или от гермафродитной особи, или от раздельнополой пары – самца и самки»  (Карл Линней); «Индивид или особь, если она не стерильная, является основой как жизни вообще, так и эволюционного    процесса, а вид происходит от индивида путём увеличения количества особей от поколения к поколению» (Владимир Комаров). Назывался в качестве носителя жизни и  объективированный вид.  Ч. Дарвин под видом  понимал  «общность схожих между собой дискретных индивидов». Правда, он отчасти   сомневался в реальности таких видов.  «Термин «вид», – писал Дарвин, – я считаю целиком произвольным, придуманным ради удобства для обозначения группы особей, близко между собой схожих».  А  Жан Ламарк и Жорж Бюффон прямо отрицали реальность существования видов. Единицей жизни они признали дискретного индивида в лице самки, самца и  гермафродита, не осознавая, что онтологически эти трое телесно представляют неразрывное триполярное  Одно (кстати, отсутствие  онтологической дискретности индивида  признавалось ещё с древности, в частности, махаяна (ведущее  направление  буддизма) рассматривало всех индивидов как пребывающих в единой трансцендентальной протореальности, которая пронизывает  всё сущее, из-за чего единичное нужно воспринимать  как  потенциальное  Единое).

      Классики эволюционной теории не сумели пересмотреть традиционное представление об атрибутивных свойствах жизни, развернуться в иное мировоззренческое пространство, признать жизнь состоянием материи всекосмического масштаба, заприметить онтологического родоначальника (отелеснителя)   видов –   триполярное Одно, находящееся в непрерывном становлении и разветвлении, с которого  путём  объективации, Субъект  и творит  «дискретные  виды», – выделяя  сходные  за признаками   сегменты телесности Одного и группируя их в отдельные  единицы. Разумеется, такие  виды с учётом их дискретности, являются условными,  искусственными, а поэтому  выяснять – постоянные они или изменчивые, порождают другие виды или нет – пустое занятие. Их в реальности нет. К сожалению, главными  таксономическими категориями биологической систематики, её основными структурными единицами и выступили  «дискретный вид» и «дискретный индивид».

      Иная ситуация засвечивается, если  упомянутые сегменты телесности триполярное Одного  не  объективировать, не наделять их   дискретным статусом. Тогда они  приобретают характер реальных видов,  родоначальником  телесности которых и  выступает триполярное Одно (вещественная телесность Необъективированного Человека). Как  продукт развития   триипостасной субстанции, триполярное Одно не развивается, а лишь эволюционирует («развитие» и  «эволюция» – понятия не тождественные за сущностью). Оно пребывает в состоянии безостановочного становления и разветвления, вследствие индуцируемой ипостасями трансформации и расхождения его полярностей (поименованных Субъектом «самкой», «самцом» и «гермафродитом»). Полярности сегментируют телесность Одного и одновременно  параметризуют границы морфологических и физиологических отличий между сегментами. Отличительные сегменты телесности Одного предстают  в качестве непрерывных  «видов». Виды такого пути образования реальные,  постоянные,   не порождают других видов, а сами   порождаются эволюцией своего общего «предка» – триполярного  Одного, телесностью которого и  олицетворяются.   Разнообразие в свойствах и признаках видов необъективированного происхождения обусловливается эволюционной изменчивостью триполярного Одного,  которая   совершается в унисон развитию триипостасной субстанции (подробно об этом   мои книги: Антиномия индивида и триединства.– К.: «Агропром». – 1986. – 812 с.; Предисловие к постистории. – К.: «Феникс». – 2015. – 396 с; Откровение Человека  без «лукавого  сечения»  пола. – Каменец-Подольский: «Рута». – 2018. – 376 с.).

      Теория  знаменитого  Дарвина мировоззренчески ограничена. Правду сказал Николай Страхов в труде «Мир как целое»: «Если теорию Дарвина согласовать с целостным взглядом на мир,  она выглядит жалкой». Он писал: «Начала, принимаемые Дарвином, недостаточны для предмета, теорию которого он задумал построить. Только идея мира как целого  может быть в качестве руководящей идеи при исследовании Природы».  Ч. Дарвин не осознал сущности развития как сверхвидового процесса. Но будем к нему справедливы. При господстве в познании диктатуры дихотомий и объективационистического мышления, онтологическое триполярное Одно как «предок» видов  для Дарвина оставалось неизвестным. Он не смог осознать, что все виды составляют  вещественную  телесность Человека.

2.1.4. Физика. Эта отрасль науки является составной частью объективационистического научного  мировосприятия.  Она до сих пор упорно ищет «последнюю абсолютную элементарную частицу материи», не понимая сути происхождения самой атомистики. Эта сущность простая. Уже сам по себе процесс  «овнешнения»   эго-полярностей,  становление «человека»-дискретного индивида и есть проявлением атомистики,  возникновением  «первого атома». По существу, объективация телесности Необъективированного Человека – процесс атомистический. В основе атомистики лежит иллюзия дискретности. Гегель назвал атомизм «воображаемым», «ничтожным», произведённым  чувственностью». На основе атомистики Субъект создал  механистическую  картину  мира как  Многого, хотя онтологически дискретных единиц бытия не существует.

      В своё время Николай Страхов, придававший исключительно важное значение полу в развитии мира, заприметил: «Существует бесчисленное множество материалистов, но великих материалистов нет». Под «великими материалистами» он подразумевал тех, кто будет причастен к «материализму, который сознательно пойдёт дальше атомистической теории» и будет понимать вещество «не в виде атомов, а как-нибудь иначе». Думаю, физикам следует подумать об этом «иначе». Мне представляется, что надо говорить о «триплетном атомизме», осознать онтологическое триплетное единство материи. Что это такое? Даже на фоне объективированного состояния бытия заметны его признаки: зарядовая троичность элементарных физических частиц;  соединение тройками в движении кварков; триплетность бозонов как переносчиков  явлений  слабых  взаемодействий; триплетность «биологического» кода; …

     В необъективированном проявлении триплетное единство  – это и есть онтологическая триипостасность и триполярность телесности Необъективированного   Человека.  Ипостаси являются «первыми», а полярности «последними»  прототипами атомистической конструкции  Субъектом объективированного мира.

     Бытие единотройственное. Как отмечал известный богослов и учёный Павел Флоренский, «троичность есть наиболее общая характеристика бытия, но не только общее назнаменование троичностью свойственно  бытию, а каждый слой его, каждый  род его имеет ещё свою особенную троичность».

2.1.5. Математика. Из-за иллюзорной дискретности математика никак не может избавиться «хождения по мукам» –  периодического переживания кризисов своих оснований. Все три кризиса математики обусловлены  пропастью между конечным и бесконечным, непрерывным и  дискретным, Единым и Многим. Принимая во внимание, что  понятие «множественное» тесно связано с понятием  «бесконечное», Георг Кантор, закладывая  теорию  множеств, полагал, что бесконечное   получает завершение в триипостасном Боге (Святой Троице). Здесь он и  запутался в коллизии Единого и Многого, не осознал разницы  между необъективированным и объективированным, которая составляет одну из главных  проблем  в богословии  при рассмотрении   статуса трёх ипостасей Святой Троицы, их неслиянности и  нераздельности.  Святая  Троица не есть  Многое, она  – Троичная Единица (Триединое), и завершения  математической  бесконечности с её сходящими рядами в Святой Троице  быть не может. Иначе  это приводит к отрицанию Бога  как Единого.  Видимо, данная  ситуация  подтолкнула многих математиков полагать,  что в её фундаменте  нет истинных предпосылок. Но это не так.  Уже в древности  было  учение о недискретном математическом числе  как о некотором  божественном начале мира. Сегодня, когда открыт Необъективированный Человек, прояснилось: онтологическим родоначальником «математического атома»  (дискретной математической единицы), является «математизированная» (троичная)    природа телесности Необъективированного Человека.  Можно сказать и так: возникновение индивидуального субъекта и математической единицы – процесс единый и связанный с объективацией («разрывом») Триэго как Тройственной Единицы. Математическая единица является как бы  «оторванной» полярностью от триполярной телесности  Человека. Это означает, что троичная природа телесности Человека выступила материальной предпосылкой возникновения «положительного», «отрицательного» и «нейтрального» («нулевого») натурального ряда чисел.  Этим  и объясняется   эффективность математического  атомизма как инструмента построения искусственных вещей, совпадение и точность связи между  экспериментальными действиями и математическими структурами, их удивительная пригнанность  к    объективированному миру. Можно только сожалеть, что такие умы, как  Л. Витгенштейн, И. Лакатос (ученик К. Поппера), Б. Рассел и ряд других мыслителей, в своих обоснованиях математического знания не обратили внимания на онтологическую троичность бытия.

 2.1.6.Языкознание. В нём также тотально торжествует объективация. Но происхождение грамматических категорий нельзя ограничивать только факторами исключительно экстралингвистическими. Важную роль играет онтологическая  троичность Человека и происхождение  субъекта (носителя «я – это не ты»). В грамматике индивидуальный субъект обозначен  местоимениями «он», «она», «оно», за которыми  праэмпирически стоят «мужчина», «женщина» и «андрогин». Для Субъекта язык является  формальным средством объективизации бытия, и, несомненно, с его происхождением, с его тройственной структурой связано происхождение ряда грамматических категорий. Это, в частности, возникновение грамматического числа – дискретного единственного и множественного, дискретной формы  тройственного  и двойственного, а также недискретной формы тройственного и двойственного в системе местоимений. С полом и его «разрывом» связано происхождение грамматического рода и местоимения.

2.1.7.Образование. Людвиг ВитҐенштейн сказал:  «В основе всего  взгляда на мир  лежит иллюзия».  Думаю, эту иллюзию создаёт объективация, «розорванность»  телесности   Человека.

     «Разрыв» триполярной телесности Человека  обусловил возникновение атомистики; появление первого биологического «атома»  в образе   «раздельнополого индивида», на основе которого  биология выдумала объективированные «виды»;  возникла химия «молекул»; физика «элементарных частицах» (ныне поговаривают о «бозонах Хиггса»,  «суперструнах», «вимпах тёмной материи» и прочем, не осознавая, что они  создаются субъектом из телесности Человека и представляют  субъективную реальность).

      Уже на начальной стадии своего становления наука  закономерно  впала в «грех объективации», стала  опираться на дискретность и  множественность, на субъектно-объектную логику  познания.  Такие науки, как космогония, космология, биология, медицина, математика, химия, физика, социология, психология…, образно говоря,  представляют одну  дисциплину – «объектологию». Объектологией накоплено  горы произвольных вымыслов – предполагаемых фактов, событий, бессмысленных концепций, теорий,  идеологем и всяческого иного духовного мотлоха,  место которому –  в  мусорной корзине.

      Тревожно, что этот мотлох, всякие глупости сполна содержатся в школьных учебниках, на котором формируется у молодого поколения объектно-субъектноцентрическое ложное мировоззрение, искривляются его души и разум, привывается эгоизм, обрамлённый   ментальносью  «я – это не ты».

    Вся система образования нуждается в глубоком реформировании. Загадка бытия спрятана в  Необъективированном Человеке и сведения о нём  надо первоначально приподносить  ученикам. Абсурдно и то, что   оценки за доставку знаний ученику учителем выставляются…  ученику, а не учителю,  ведь  на то он и учитель в школе, чтобы   ученик сумел овладеть знанием, а не просто, чтобы учитель получил зарплату за формирование  пустоголовости  ученика.

      Сначала надо знакомить с целостным образом бытия, а потом давать сведения о его субъективной реальности  (индивидах, «молекулах», «атомах»…). Несомненно, «атомы» и «молекулы» необходимы для эмпирической жизни Человека. Атомистика выражает закономерную и важную ступеньку гносеологической  рефлексии Человека. Она  и далее будет процветать, хотя, думаю, в будущем восторжествует онтологическая «атомистика», признающая триплетную  природу вещества. Умы учёных непременно  осознают полярно-триплетную  организацию материи  вещественного уровня,  узаконят её не формулами, а логикой прихода в разум нового мира – мира непрерывного, триполярного, целостного. Это произойдёт потому, что эволюция  мышления закономерно проходит свой путь через решение центральной коллизии бытия и духа – коллизии Необъективированного и Объективированного (троичного Единого и дискретного Многого). Будущее познание засвидетельствуется как «выявление процесса деобъективации  затверделого в  формах бытия, природы,  истории» (Бердяев).

     Преодоление объективации закладывает  фундамент новой, недифференцированной науки, единым предметом  которой  станет  Необъективированный Человек.  О такой науке мировоззренчески поверхностно, но пристойно, высказался гениальный Карл Маркс: «Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука».

                      До сущих Нобелевских лауреатов

        члена международной Украинской академии

               оригинальных  идей   Петра Харченко

                                    Обращение

 

     Уважаемые представители высокого   разума!  На фоне стремительного обвала нравственных основ культуры, масштабной милитаризации социума, угрозы третьей мировой войны и бесплодных попыток политиков привести человечество к согласию и миру, я задался проблемой пересмотреть мировую действительность, найти основание   мирной жизни человечества. В итоге удалось глубже познать грани Истины и  обосновать онтологическое решение проблемы мира.  Прояснилось, что Человек – это совсем иная реальность, нежели та, которую мы традиционно называем «человеком» и телесность которой представлена дискретным индивидом. Более того, оказалось, что дискретного индивида вообще не существует в онтологии жизни.

        В связи с открытием целости Человека в статусе необъективированной реальности, политики и руководители государств обязаны неотложно разобраться в своей деятельности, привести, в соответствие с открытой сущностью Человека, мировой порядок, вывести человечество с истории  в новую Современность.

      Для склонения их к этому нужно Ваше вмешательство, Ваше авторитетное слово в оценке моего революционного мировоззренческого открытия. Сложность с его оценкой, состоит в том, как я уже отметил, в ограниченности гносеологии. Гносеология базируется на объективации, опирается на отчуждение и противопоставление в пределах того, что всегда являет собой неразрывное единство. Целость Человека открывает Тригнозис – завершатель  стадии дозревания религиозного процесса, конца религии. Вот почему я оказался в ситуации, когда моё открытие воспринимается болезненно и философами (вплоть до обвинения меня в «криминальном преступлении с конкретными правовыми выводами»), и представителями Церкви (несмотря на наличие в теологическом учении пророчества о втором пришествии Богочеловека). Прав был Ф. Ницше: «Каждая церковь – камень на могиле Богочеловека: ей непременно хочется, чтобы Он не воскрес снова».

       Прошу Вас, уважаемые Нобелевские лауреаты, высказаться о моём открытии.  Его одобрение даёт   шанс для спасения цивилизации от гибели и продвижения человечества к новым смыслам существования.

         Обосновіваю открытие работой «Целость Человека» ( … с.  ), которую прилагаю.

  С почтением, Пётр Харченко, член Украинской академии оригинальных идей.  Июнь, 2021. (petro.harchenko@ukr.net)

  1. 2. Вербальное откровение Человека как  

                завершение религиозного процесса

      Древняя индийская мудрость на вопрос «Как познать себя?»,  даёт ответ, что подлинным познанием себя   является такое узнавание  индивидуальным «я» собственной природы, при котором оно становится троичным Брахманом. Эта мудрость удачно отражает сущность Тригнозиса –  вербального откровения Человека.  Тригнозис не имеет объекта, он есть необъектированное познание-раскрытие себя Человеком через онтологическую тройственность собственной  телесности. В этом единственном случае  решается онтологическая проблема однотелесности всебытия, когда Человек (и только Человек!) воистину становится   мерой  и центром  Всего. Тригнозис утверждает принципиальный антропоцентризм, становится учением о бытии как   целостном Человеке.

           В отличие от откровения Субъекта, вещающего о  творении им субъективной = объективированной реальности на основе «разрыва» (объективации) пола вещественной телесности Необъективированного Человека, Тригнозисное откровение открывает Истину о Человеке, исцеляя пол. Бердяев во многом прав, когда пишет: «Внешняя объектность   и предметность связаны с половой разорванностью, следовательно, устранение разрыва пола обусловит  переход сознания  в надсознание, при котором мир  раскроется  по ту сторону распада на субъект и объект». Мыслитель был уверен в приходе «третьего откровения» – «откровения в Духе», которое положит конец объективации:  «Новой  эпохе Духа, новому завершающему откровению бедет соответствовать и новая структура человеческого сознания, и это изменение структуры сознания может подготовляться духовными усилиями. Объективации соответствовали ступени откровения. В процессе откровения то, что должно открываться изнутри и из глубины, представлялось открывающимся извне и сверху. Объективация есть  всегда разрыв и раздвоение, то, что Гегель называет  несчастным сознанием. Новое откровение Св. Духа есть прекращение отчуждения и объективации не в мысли только, а и в самой жизни, в жизненном духовном опыте, есть движение в глубину. Сознание переходит в сверхсознание, и мир раскрывается по ту сторону распадения на субъект и объект. Это будет означать расшатывание затверделого феноменального мира и  большее просвечевание нуменального ядра мира».

       Тригнозис и есть  тем  «надсознанием», которое хотел видеть Бердяев.  Тригнозисное откровение  открывает целость бытия через трансформационную триполярность вещественной телесности жизни – того, что называется полом.  Полом Человек онтологически  освидетельствуеся целостной реальностью, с него снимается  покрывало объективации, преодолевается субъектно-чувственная иллюзия  дискретности, множественности и внешности бытия. Иными словами, Человек предстаёт целостным Космосом, онтологические координаты которого не знают разделения на «потустороннее» и «посюстороннее», «божественное» и «человеческое», «живое» и «мёртвое».

       Как способ необъективированного мировосприятия Тригнозис  открывает простую  истину: путь к    познанию бытия находится  в Человеке,  начинается  в Человеке и в нём  заканчивается. Можно сказать и так: Тригнозис является  «познанием из Человека,  в Человеке и через Человека» в информационно-троичном режиме осуществлённости на основе одного-единственного методологического принципа – принципа трансформационной онтологической троичности бытия.

       Глобальное познавательное значение онтологической троичности бытия осознавали лишь некоторые мыслители. В частности, Николай  Бердяев указывал: «История мира зачалась в троичности и только в ней предвечно разрешается»; «Невозможно осмыслить мир и мировую историю вне идеи троичности Абсолюта». А  украинский мыслитель Григорий Сковорода назвал троичность «трисолнечным  пресносущим центром пресвятой вечности, на котором мир стоит  и с которого всё истекает».

      Коротко об отличии Тригнозиса от триадизма и тринитаризма. Тригнозисная триада является онтологической, она характеризует порядок развития, а триада в триадизме –  арифметическая и господствует в сфере «овнешнённого» (объективированного) бытия, где она засвечивается логической абстракцией, олицетворяет дискретный набор неких  объектов или понятий. В качестве примера арифметической триады укажу на конфуцианскую: «небо  – земля – человек»;  триаду Иона Хиосского: «ум –  сила – удача»;  триаду Платона: «единое – ум – мировая душа»; триаду Плотина: «первоединое – дух – душа»;  триады Августина: «ум – знание – любовь», «память – понимание – воля»;   триаду Декарта: «тело – душа – Бог»; триаду Гегеля: «тезис – антитезис – синтез»; системную триаду Рэма Баранцева: «интуицио – рацио – эмоцио».

      Об  отличии Тригнозиса от тринитаризма. Христианский Бог как и субстанциональная телесность Необъективированного Человека представлен триипостасностью, но историческое христианство считает Святую Троицу непостижимой для разума. Тригнозис преодолевает эту трудность. Триипостасностью субстанциональной телесности Человека  обуславливается пол вещественной телесности, который есть «окном к познанию целостности Человека». Чётко корреляцию триипостасности и пола  подметили Дмитрий Мережковский и  Василий Розанов.  Розанов назвал христианство «религией таинства пола». А вот точка зрения Мережковского:  «Гераклитовый антиномизм есть не что иное, как тринитаризм, троичность, а тринитаризм – не что иное, как преломленный в философском мышлении религиозный сексуализм – половая насыщенность, напряжённость древней мистерии. В мире – Пол, в Боге – Троица… Пол есть божественная в человеческом теле Троичность… Пол есть, прежде всего, первое, изначальное, кровнотелесное осязание Бога Триединого.  Вот почему и в Завете Отчим, и в язычестве всё начинается с Пола… Пол есть переброшенным мостом над пропастью Единого и Множественного…».

        Отрицание христианством рационального познания  Святой Троицы  связано не иначе, как  с  незнанием сущности  пола – этого олицетворителя онтологической  троичности вещественной телесности Необъективированного Человека. Знаменитый богослов Павел Флоренский заявлял: «Выход познающего  через разум к триипостасной природе Бога требует от него отречения от самого себя, выхода из себя в надиндивидную сущность, перевоплощения в Триипостасность, а стать ею человеку не дано». Здесь Флоренский ошибся в том отношении, что выходить Человеку «из себя в надиндивидную сущность» нет надобности, природа Человека сама по себе надиндивидная и тройственная. Человек  не есть «дискретным индивидом», как его в падшем (объективированном) состоянии  декларируют богословы.Тригнозис отрицает существование такого «человека», он открывает Человека Необъективированного, онтологически целостного.

     Появление Тригнозиса  предвещает конец религиозного процесса.  Объясню  почему.  Святую Троицу нельзя рассматривать статической, она пребывает в развитии, наделена взаимопревращаемостью ипостасей и находится во временной вечности (а не в пространстве и времени). Такое взаимопревращение ипостасей не изменяет природы самой Троицы, в этом отношении она остаётся вечно неизменной – Триипостасной Единицей, в которой все три начала соотносятся как неслиянные и нераздельные. Троица своим развитием-движением испокон веков порождает своё инобытие – вещественную телесность мира.

      Религиозный процесс –  не что иное, как олицетворение  осознанности Человеком своей  сущности, его откровение (самораскрытие). Высшей стадией религиозного процесса  есть вербальное откровения Человека  – Тригнозис, в котором «познавать и быть» – одно и то же.

         Вербально открывая  целостность Человека, Тригнозис довершает  зрелость   религиозного процесса, ложит конец «грехопадению» Человека (аннулирует образ  «дискретного  индивида») и этим упреждает цивилизацию от опасных следствий дальнейшего пребывания её под опекой объективации.  Человек заполучает новое отношение к действительности, новый порядок общественной жизни.

      Субъектно-объектный разум, которым загружены головы философов и почитателей науки, бессилен познать целость Человека. Проиллюстрирую это тринитарной «математикой». Будучи родоначальницей дискретной математики, философия  не постигает онтологической тройственности с её счётом «от Одного до Трёх» и «от Трёх до Одного», в глубине которой находится ключ и  к познанию  целости Человека как Необъективированной Реальности, и к познанию математики дискретной. Это постигает Тригнозис. Он раскрывает тайну пола и  величайшую космогоническую тайну  Тринитарного  архетипа (Святой Троицы), «свято скрывющего свою сущность  много тысячелетий, оставаясь Божественным символом спаситльного единства человечества». Тригнозис  решает  коллизию Единого – Многого, открывает Необъективированного Человека, чем обнаруживает  «страшную» правду истории в том, что она заканчивается, завершается, поскольку опирается на  фиктивного «человека» в образе дискретного индивида не существующего онтологически. Приходит просветление, что историю и жизнь Субъекта нельзя абсолютизировать и отождествлять с бытием Человека целостного, позавременного. Тригнозис провещает, что на смену истории идёт новая антропологическая эпоха, связанная с восстановленным единством рода человеческого, когда все люди есть одной плотью – Необъективированным Человеком. Требуется новое мышление, новая мораль человечества, созвучная с его онтологической целостностью.

       Сказать, что религиозный процесс есть раскрытие целости Человека равносильно утверждению, что  априорной предпосылкой возникновения религии есть Необъективированный Человек и раскрытие целостности Человека означает конец религии. Религия самоотрицается  вербальным откровением Человека,  прекращает свой гуманитарный путь,  отходит в анналы истории типов мировоззрения.

       Гегель назвал христианство «религией истины», но он ошибся, когда принял её за зрелую, завершённую религию. Прав Бердяев: «Религия Троицы до сих пор не раскрыта». Это  он сказал до появления Тригнозиса. Троица оставалась не раскрытой из-за незнания природы пола.  Тайну Троицы и пола богословы объявили рационально непостижимой. Августин Блаженный заявлял, что он «потерпел славное поражение в умственном постижении неслиянной и нераздельной Троицы». «Её, – говорил Августин, – мы сможем постичь только на небесах». Догмат Святой Троицы был объявлен «сияющим непостижимой тайной» («Toto coruscat trinitas mysterio»).  Это адресовалось и  полу. Вспомним слова первоверховного апостола Павла: «Тайна пола великая есть».

      Вне объективации  Троица и пол  пребывают в онтологической связи, корреляции   и  составляют единую тайну – тайну Человека, тайну его онтологической  телесности как целостой телесности всебытия. При этом надо не путать: пол олицетворяет  трансформационную онтологическую целостность вещественного уровня телесности Человека, а Святая Троица – целостность  его субстанционального уровня  телесности. Григорий Нисский, затрагивая единство двух уровней телесности Человека в  трактате «Об устроении человека», следующим образом высказался  об онтологической связи  Троицы и объективированного пола: «Устроение естества нашего  есть некое двоякое. Одно, уподобляемое естеству Божественному, и другое, разделяемое на разные полы».

      Досадливо, что Церковь не выполнила миссию тринитаризации разума Человека возложеную на неё Христосом. Она её провалила. Всюдусущая, неслиянная и неразделимая  Троица не стала верховной  Мудростью, мировоззренческим  центром   человечества.

      Сегодня новая ситуация. Благодаря Тригнозису,  обе тайны –  Троицы и пола раскрыты.   До раскрытия  тайны Троицы отношения  между религиями  были затверделыми,  но теперь всё  должно поменяться. Известный мыслитель Российской Федерации Григорий Померанц провещал:  «Все высшие  религии   – суть воплощения  предвечной Троицы. Троица – место будущей встречи  всех высших  религий, не только христианства и буддизма, что создали  учение о  Троице, но и тех, в которых это учение  не сложилось  и имеются лишь   элементы тринитарности».

      С открытием Необъективированного Человека тринитаризация разума переходит в практическую плоскость мировой реализации. Образно говоря, фактически состоялось Второе пришествие Христа. Это новое Его Человековоплощение, в отличие от Первого,  не связано с «человеком-дискретным индивидом», который его распял.  Он воплотился в Человека Необъективированного, Бог и Человек стали Одно. Никакого «искупления-распятия» не ожидается, Человек Необъективированный бессмертный, «спасён».

      Акцентирую внимание на том, что Второе пришествие произошло  не на Оливной горе в Иерусалиме или в Дамаске, а  в многострадальной  Украине. В этом проявлении   интересно предсказание Мишеля Нострадамуса, который говорил о  приходе из Украины «спасения  человечества в конце света, где будет создана совершенно новая, доселе не ведомая, религия».

        Восхождение над Украиной духа Тригнозиса, содержащего «спасательную ауру»,  не случайное. Тризуб не только символ государственности Украины, но становится и символом мировоззрения украицев. Ментальность этого народа созревала  на троичном восприятии бытия. Вначале (в язычестве) она поднялась до признания троичной целостности вещественной телесности «человеко-бога»  Триглава (Трояна) в ореоле единого Триэго  – неслиянных  и нераздельных  Сварога, Перуна и Свандевида, потом дозревала признанием  субстанциональной  Святой Троицы в ореоле ТриЭго и, наконец, завершает своё созревание Тригнозисм,  открытием Человека единого человечества –  Необъективированного Человека. Тригнозис, содержащий в своей психооснове шевченково  «единомыслие» и «братолюбие», непременно станет   общечеловеческим мировоззрением.  

       С приходом Тригнозиса Бог сменил Свой статус, стал Человеком Необъективированным, а старый, «грехопадный» (объективированный) «человек»- дискретный индивид  умер. Аминь!!!  Теперь молиться Богу-  Необъективированному Человеку становится некому. Прежнее проходит. Смерть «объективированного человека» наступила внезапно и радостно, обусловилась истреблением «лукавого сечения» пола, преодолением его объективации.     «Разорванный» (объективированный) пол-секс как раз и  был главной  мировоззренческой вешалкой, на которой удерживалась теологема о «грехопадном человеке» и процветал христианский алтарь. С приходом Необъективированного Человека всё это полетит   наизнанку.  Церковь  не  искала логики выхода Человека из  «грехопадения», а лишь призывала  его  падшее состояние (человека-фикцию – дискретного индивида) угождать Богу, молиться за Второе  пришествие Христа в «конце света» и просить у Него  спасения.

       Последствия завершения объективации-грехопадения Человека огромномасштабные. Это весьиа осознавал Бердяев: «Мир должен окончиться, история должна    окончиться… Конец  есть торжество разума, соединение божественного и человеческого, эсхатологическое завершение екзистенциальной диалектики божественного и человеческого». Историческое христианство, констатировал Бердяев, «не сформировало  цивилизации троичного  архетипа», «все  опыты создания новой жизни – в историческом христианстве, в социальных революциях, в сектах и т. д. – кончаются объективацией, приспособлением к обыденности, в новых формах  восстаёт старое: старое неравенство, властолюбие, роскошь, расколы и пр.».  К тому же, на фоне мирного буддизма,  Церковь выгдядит весьма позорно своей историей. Ей нельзя простить злодеяний перед человечеством, в числе которых – кровавые походы крестоносцев; сожжение на кострах инквизиции инакомыслящих философов, естествоиспытателей, просветителей; грехи за убийство лесбиянок, геев, андрогинов, трансвеститов; искалечение  миллионов людей в тюрьмах; сожжение библиотек,  книг на кострах, в которых торжествовал разум; запреты на существование отдельных наук… Вспомним, хотя бы, заявление теолога и апологета Тертуллиана: «Нам после Христа не нужна никакая тяга к знаниям, после Евангелия нам не нужны никакие исследования».

     Неудержимо, неизбежно наступает  эра Тригнозиса –  эра необъективированного познания бытия  «в Человеке, из Человека и через Человека»,  эра  вербального откровения Человека (об этом подробно мои книги: «Необъективированный Человек».   – К.: «Феникс». – 2014. – 312 с.; «Предисловие к постистории». – К.: «Феникс». – 2015. – 396 с; «Смена статуса Бога и смерть объективированного «человека». – К.: «Феникс». – 2019. – 104 с.).

      Резюмирую: религиозный процесс – это  осознание Необъективированным Человеком своей сущности, наличия у него триипостасной субстанциональной телесности и телесности  триполярной вещественной. Поэтому завершение созревания  христианства, переход Бога в статус субстанциональной телесности  Необъективированного Человека с железной необходимостью требует от служителей Церкви определиться. Разумеется, сделать  это им будет  не легко.  Фридрих Ницше  как то сказал: «Каждая церковь – камень на могиле Богочеловека: ей неприменно хочется, чтобы Он не воскрес снова». Лучший выход из ситуации для  служителей Церкви – пройти церемонию тригнозизации разума, ведь «никогда не поздно поумнеть» (Д. Дефо).  Религиозные  сооружения разрушать нельзя, их надо преобразовать в Тригнозарии – просветительские центры-учреждения пропаганды  необъективированного мировоззрения. Пусть же скорее зазвучить  благовестивый  тризвон, созывающий  нас в Тригнозарии.

  

Предстоятелям всех вероисповеданий  мира

члена Украинской академии оригинальных идей

                             Петра Харченко

                            Обращение

                              Ваше Блаженство !!!

      С милосердия Творца Небесного, я открыл Необъективированного Человека. Это событие ожидалось тысячелетиями, о его приходе говорит Священное Писание (Кол. 2:9-11; Гал. 3:28). Открытие целости Человека кладёт конец грехопадению Человека, объективации и, вместе с этим, символизирует завершение религиозного процесса. В нынешнее, тревожное для цивилизации время, именно Ваши святые уста обязаны сообщить верующим благую весть – пришествие ожидаемого Богочеловекв-Спасителя – Человека Необъективированного, который несёт мир и социальную справедливость. Верю, что многострадальное человечество услышит из Ваших уст эти спасительные слова.

    Щедрой Вам Господней благодати. С уважением, Петр Харченко. Июнь, Года Божьего 2021. (petro.harchenko@ukr.net)

  Глава III. Постсубъектная Современность

                                             …А люде виростуть. Умруть

                                              Ще не зачатие царята…

                                              І на оновленій землі

                                              Врага не буде, супостата,

                                              А буде син, і буде мати,

                                              І будуть люде на землі.

                               (Тарас Шевченко «І Архімед, і Галілей…»)

    3.1. Элиминация субъектной скверны. Завершение истории

   Итак, определимся. Жизнь и судьбу Человека определяют два процесса – религиозный и исторический. Первый связан с целостным Человеком, его деобъективацией,  исцелением «разрыва» пола. Второй связан с Субъектом,  объективацией Человека, «разрывом» пола. Если религиозный процес завершается самоисцелением Человека через вербальное откровение (Тригнозис), то исторический процесс содержит в себе трагические  следствия. Однако спасение определяет то, что исторический процесс вторичный. Завершение религиозного процесса вербальным откровением, открывающим Необъективированного Человека предназначено упредить  трагедию.

     Исторический процесс – это процесс возникновения  Субъекта и творения им субъктивной реальности. Его действующими лицами выступают коллективный Субъект (как совокупность эго-полярностей, приобретённых способность объективировать) и индивидуальный субъект (эго-полярность, представленная образом «дискретнонго индивида»). Историю можно определить как  сосуществование субъектов в разнообразии их отношений между собой. Рождённая субъектом на базе «разрыва» пола, история засвечивается как процесс объективации вечности, как порождение в процессе творения субъектом субъективной реальности пространства и времени, наделённых дискретностью, последовательностью, механическим движением. Детерминируеся он эволюционной дивергенцией эго-полярностей, иллюзорным разрывом Триэго и сопровождается ментальностью «я – это не ты».

     Исторический (субъектный) мир находится под патронатом не Единого, а Многого, где правит принцип «я – это не ты», препятствующий становлению единонравственности субъектов на заповеди Христа «возлюби ближнего как самого себя», придать истории «человеческое лицо». Поэтому в историческом мире идеалы свободы, демократии, справедливости, мирного существования,  которыми  беспокоятся политики, не достижимы, их просто в нём нет, но есть субъектовая «демократия» на «свободе зла», карающая телесность  Человека  «разрывом»  пола. В такой «демократии»,  как свидетельствует история, торжествует иерархия, власть, слава, опредмечивание, зов желудка и секса, вражда, насилие, ну и, конечно же, демагогия о свободе и демократии.  На формирующие  ментальности субъектов, их взаимоотношений оказывают влияние многие факторы, в частности, этнические, национальные,  экономическиее и другие, но особенно важно  то обстоятельство, что будущее исторического процесса в значительной мере определяется прошлым религиозного процесса,  его стадиями в процессе  дозревания, которые неправомерно выделены субъектом в самостоятельные религии. Это весьма существенное обстоятельство. Отрицательное следствие этого обстоятельства иллюстрируют наставления по формированию совести субъекта в христианстве и иудаизме. В христианстве все десять заповедей наполнены  благородним звучанием всечеловеческого единства субъектов. Совершенно противоположное встречается в иудаизме. По оценке Людвига Фейербаха, «иудаизм – это эгоизм в форме религии». Если в христианстве Христово «возлюби ближнего, как самого себя» носит общечеловеческий характер, то в иудаизме  этот принцип относится только к иудеям, более того,  провозглашено их «богоизбранность»,  превосходство над другими народами. В этой религии пропагандируется неприязнь к другим народам, вплоть до их истребления; проповедуется обман, захват и присвоение чужой собственности и подобное прочее. Приведу несколько гнусных  наставлений: «Одни  иудеи достойны названия людей, а гои, происходящие от злых духов, имеют лишь право называться свиньями» (Талмуд); «Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблён» (Исход, 22:20); «Я совершенно истреблю все народы, среди которых рассеял тебя, а тебя не истреблю» (Иер 30:11); «То изгонит Господь все народы сии от лица вашего; и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас; всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше; …» (Второзаконие 11:23-25). А вот повествование, напоминающее прообраз фашистских крематориев: «А народ, бывший  в нём, он вывел, и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи» (2 Цар. 12:31). Содержатся в иудаизме и бизнесовые рекомендации: «Не ешьте никакой мертвечины; иноземцу, который случится в жилищах твоих, отдай её, он пусть ест её, или продай ему: ибо ты народ святой у Господа, Бога твоего» (Второзаконие 14:21); «…Он говорил тебе, и ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать» (Втор. 15:6)  Сформированный на таких нравственных установках субъект, несомненно, является  носителем виртуозной лжи, обмана, кровожадности, варварства,  паразитизма,  корыстолюбия, садизма… Иудаизм моральными наставлениями  преступный  по  отношению  к   еврейскому народу. Он породил антисемитизм, унижает этот народ.  Вот пример оскорблнения еврейского народа   самим   богом  Саваофом:  «Увы, народ  грешный,  народ,  обременённый  беззаконием,  племя  злодеев, сыны погибельные!… ваши руки полны крови» (Исаия 1: 4, 15); «Как! вы  крадёте,  убиваете  и  прелюбодействуете,  и  клянётесь  во  лжи…» (Иеремия 7:9). Такого  бога-антисемита, несущего это позорное явление ненависти к народам, исповедующим иудаизм,    надо  гнать  в  три  шеи прочь. Именно  иудаизм, прискорбно, породил антисемитизм и  в серцах таких просвещённых исторических умов, как Дж. Бруно, Р. Вагнер, Вольтер, М. Гейдеггер, Гегель, В. Гюго, Демокрит, Д. Дидро, Ф. Достоевский, Э. Золя, И. Кант, Ф. Лист, М. Лютер, Сенека, Тацит, И. Фихте, П. Флоренский, А. Чехов и многих, многих других представителей золотого фонда личностей субъектной реальности, среди них и евреев-антисемитов как К. Маркс, О. Вейнингер, Р. Фишер…. Уборка с территории субъектного Духа мусора, различной скверны типа гомофобии, антисемитизма, шовинизма, национального и религиозного фанатизма и т.п.  первоочередная для просветвлённого Триэго Человека. Противостояния народов, из-за религиозных,  национальных, экономических и других факторов базируется   на непонимании субъектами  эго-единотелесности, на которой они «паразитируют».  Христово «я и ты – одно» остаётся для них непонятным и непостижимым.

       Индивидуальный субъект, будучи психическим фокусом дискретного искажения единства бытия, ведёт эволюционную ритмику жизни Человека по «патологическому» пути.  На современной стадии истории индивидуальные субъекты пришли в состояние всеохватывающей моральной порчи. И это естественно, ведь отношения между ними обрамлены  психической  аурой  «я – это не ты». Во Втором  послании к Тимофею святой апостол Павел так охарактеризовал «человека»-субъекта в конце его гибели: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра,    предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивые, нежели боголюбивы,…» (2 Тим. 3:1-4). Со слов известного социолога Павла Гуревича, «В современном обществе мораль всё чаще оказывается ненужной. Обсуждая преступные деяния политических деятелей, мы толкуем о целесообразности этих деяний. Обосновывая  рыночные  отношения,  одновремённо  насаждаем  хищничество. Анализируя общественные отношения, охотно отвлекаемся от нравственных оценок участвующих в них субъектов. Сугубо взыскательного человека, слушающего голос совести, почитаем за чудака.  Может  быть,  мы  становимся  заложниками  неких  сверхживотных нелюдей? Те, у кого есть совесть, т. е. вообще нравственное чувство, должны, наконец, осознать свое кровное родство. Без такого сплочения человечество может погибнуть».

     Фраза  «Мир во зле лежит» –  стала привычной. Это потому, что  Человек закрепощён  культурой, возникшей на   иллюзии  «разрыва пола», на ошибочном   представлении  о самом себе.  О злонравственности такой культуры в одной из древних буддийских доктрин говорится следующее: зло основывается на ложном понимании реальности,  на вере живых существ в своё отдельное индивидуальное «я». Ещё более конкретнее сказал Василий Великий:  «У людей не было бы ни раздоров, ни войн, если бы грех не рассёк естества на дискретное мужское и женское». Объективация пола  «приводит к возникновению экстериоризованного «не-я» вместо «ты», внутренне содержащегося». В ХХ веке чётко в   концептуальном отношении  на источник зла указал Бердяев. Рассмотрев типы социальной объективации человечества (капитализм,  коммунизм), этот мыслитель пришёл к заключению:   «Источник страданий  нужно видеть в несоответствии природы человека и объектной мировой среды, в которую мы брошены, в неустанном столкновении «я» с чуждым и безучастным к нему «не-я», с сопротивлением мертвящей объектности, то есть объективации человеческого существования»; «Дифференцированный, распавшийся пол становится источником раздоров в мире и мучительно-безисходной жажды соединения. И поистине тайна всякого раздора и тайна всякого соединения – половая тайна».

          Мировоззренческие рецепты избавления от зла  разрабатывались  многими духовными проводниками истории, но, разумеется, безуспешно, из-за незнания сущности Человека.  Это приводило к  тому, что  время от времени на человечество надевалась навыворот (объективированной стороной)  грязная мировоззренческая  рубашка, примеряемая «по размеру» к «человеку»-дискретному индивиду. Предлагались различные пути до   счастья: «Путь Будды», «Путь Дзен,» «Путь Шивы», «Путь Дао»…, но все они заводили Человека в духовную резервацию, имя которой  «Объективация», которая и ставала источником зла, вражды, агрессии. Не решил проблемы и марксисткий «Путь коммунизма».

      Зло проявляется в различных формах – политической, экономической, этнической, межнациональной, гендерной, конфессиональной… Кровь обагрила все цивилизационные приобретения и ничто не остановит   кровавый ход истории – ни декларативные заявления политиков о мире, ни обращения к Богу религиозных  деятелей, ни пацифистские  движения. Вот  уже более  ста лет Норвежский Нобелевский Комитет присуждает  премию Мира, а за это время состоялось огромное количество локальных войн, две мировые, зреет третья мировая… В таких случаях, надо знать: вражда обусловлена социальной объективацией, превращением Человека в одну из вещей объективированного  мира. Сама по себе конструкция (construction) объективированного «человека» исходно преступная,  содержит агрессию против  Человека истинного, разрывая  его  единотелесность на чуждых «я» и «ты».

     Когда и каким образом произойдёт выход Человека из истории? Среде марксистов завершение истории видят в построении коммунизма. Но весь казус в том, что  «предпосылкой истории», согласно с марксизмом, является  «существование живых человеческих индивидов», поэтому «первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе». Марксизм и проникся заботой об освобождении «живого человеческого индивида» от социального угнетения его субъектами-капиталистами. Но, по великому счёту, субъект не есть Человек.

      Более оригинален в вопросе выхода Человека (но, как «человека-индивида»)  из истории Гегель. Человек-индивид, считал Гегель, появляется на второй стадии инобытия Идеи, представленной Природой. Абсолютная Идея – внеисторическая первичная реальность и первооснова всего сущего, а  «человек-индивид» есть необходимый modus essendi Идеи, вышедший из Природы. Когда в Логике-конца Идея приобретает свободу и достигает самоосознанности, самопознания (приходит к познанию самого познания), человек-индивид  отпадает и исчезает (Гегель считал эмпирическую раздельность единичностей  не истинным состоянием мира).

       Приблежённой к правде интерпретацией  судьбы истории является  христианская. Она исходит из отношения триипостасного Бога и переходящего (объективированного) состояния «человека», как находящегося в ситуации «разорванности» пола.  Различие полов в нынешнем его виде, признают богословы, не принадлежит к сущности Человека как образа Божьего, его нет в первообразе и в будущем воскресении Человека его природа будет восстановлена как триединство. На смену истории, «старому свету» христианство пророчит приход   жизни  целостного  Человека и нового способа познания. «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его И облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всем  Христос» (Кол. 3:9-11); «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28). Догматическое христианское богословие (цит.: Бриллиантов А. Влияние восточного богословия на западное в произведениях Иоанна Скота Эригены. – СПб. – 1898. – С. 207-208)   удивительно тонко сочетает с проблемой  пола теорию познания: «Выполняя свое предназначение в своем стремлении к Логосу через достижение полного соответствия триединому Богу, человек должен, прежде всего, уничтожить для себя самое первое разделение – разделение на дискретные полы как «не относящееся к идее человеческого существа», затем, объединив в себе всё чувственное бытие, он должен выступить за пределы чувственного мира и проникнуть через знание в область бытия умопредставляемого, чтобы оно имело для его знания такую же реальность, как и чувственное бытие. В умопредставляемом знании весь чувственный мир станет как единое. Оно объединяет чувственное и умопостигаемое бытие как единую тварь. И, наконец, достигнув последнего идеала познаваемого, объединит в себе всё существующее, обожествится, т. е. предстанет как Триединое». Как видим, судьба Человека в христианстве определяется характером познания им своей сущности, связанным с выходом на осознание триединства своей плоти через устранение «лукавого разрыва пола». Христианство возвещает человечеству будущий переход от познания объективационистического до познания изначального, целостного – необъективированного. «Устранение лукавого сечения пола, – словами Василия Великого, – это путь возвращения к тому познанию, которое благодать поновляет и обновляет в человеке возрождённом». «Лукавое» рассечение естества Человека христианство связывает с «заблуждением ума» – подчинённостью его «чувственности и половому сладострастию», а кончина забдуждения ума (и разои конец исторического света) – с исчезновением объективированного мировосприятия, которое наступит с изменением наших представлений о сущности пола.

     И, наконец, коротко о завершении истории глазами уроженца Киевской земли Николая Бердяева. В своей книге  «Предисловие к постистории» (К.: Феникс, 2015. –  396 с.), посвящённой памяти этого великого мыслителя, я уже касался этого вопроса.  Конец истории Бердяев связывал с концом  объективации пола Человека. «Завершение истории, – писал он, – есть прежде всего преодоление объективации…»; «Метафизика пола имеет непосредственную связь с проблемой конца. Во времена конца что-то изменется в жизни пола. После погружения этой стороны жизни в ужасную тьму и разложение должно наступить просветление». Исцеление «лукавого сечения» пола  будет, по Бердяеву, означать приход «полово-целостного человека» – Богочеловека,  приход «нового космоса»,  эпохи необъективированного  духа, целостного  миропознания. Он убеждал в том, что  «Человек идёт к Царству Божьему, которое не реализуется в условиях нашего мира, для его реализации нужны не  изменения в этом  мире, а изменения этого мира, не изменение времени, а преодоление времени». Бердяев назвал историческое время «неподлинным, падшим, конечным, преступным» и полагал, что «преодоление объективации означает преодоление времени, отчуждённости и вражды»: «Не будет объективированного времени этого мира»; «Объективированное бытие, в конце концов, превратится в небытие».

        Краткие выводы. Для непрозревшего ума кажется, что история вращается вокруг «человека»-дискретного индивида. «Страшная» правда в том, что  такого «человека»  онтологически не существует  телесно. История вращается вокруг Субъекта и субъективной реальности. Само появление истории носит неизбежный и  закономерный характер. Её становление связано с  возникновением Субъекта в жизни вещественной телесности Человека настоящего – Необъективированного. В истории Человек не осознаёт своей истинной сущности, над ним господствует Субъект, рабство  объективации, связанное с «разрывом»  пол. Но история, как закономерно возникла, так  закономерно и приходит к своему концу, обусловленному дозреванием религиозного процесса.  Просветлённое аурой Тригнозиса (вербального откровения) Триэго Человека приобретает разум необъективированного миропонимания и мировосприятия. Оно становится просвещённым Триэго и обеспечивает выход Человека из истории в новую Современность – эпоху индивидуализации Всеединства. Злоносная константа о сущности Человека как «дискретном  индивиде» исчезает вместе с иллюзией   «я – это не ты». Это величайший перелом в жизни Человека. Человек воскресает после длительного объективационистического омертвления, становится свободным. Свобода его  определена возращением в необъективированній статус, он снова Одно (Единое), а не дискретное Многое. Здесь нет множественности народа, нет богомолов, и тех, с кем надо разделять народовластие. На арену выходит новоя форма государства – государство Человека Необъективированного, в котором производство субъективной реальности  не прекратится, лишь функция информационного и материального обеспечения жизни вещественной телесности Человека становится освещённой единством бытия и перейдёт под управление осознавшего себя Триэго.

  1. 2. Государство целостного Человека                                                                   

     Я благодарен судьбе, что мне посчастливилось  встречаться   в Москве с научными  личностями современности В. Налимовым, Т. Григорьевой, Ю. Шредером,  Г. Шмидтом, С. Грофом (при посещении им Москвы), Е. Борзовой (Санкт-Петербург), переписываться  с выдающимся эмбриологом Б. Токиным и   гидробиологом К. Хайловым (г. Севастополь). Мыслитель Василий Налимов имел основание сказать: «Мир  в его дискретности надо остановить, надо отбросить чертополох множества и создать новую культуру, основанную на континуальности, а не на текучей множественности». К этому идёт. Субъектный мир отчуждённости – мир  исторического общества (общества объективированного «человека») должен  сменится другим миром. Не случайно появилась идеология глобализма (становления объединёния народов с единым  экономическим и социокультурным пространством). Вот только теоретики глобализма ошибаются в реальности создания такой социопланенарной реальности на основе принципа множественности. И не без оснований один из теоретиков глобализма Ульрих  Бек указывает на некоторые  опасности   такого подхода.  Я убеждён, что на смену субъектному миру множественности придёт онтологизированный  мир просветлённых эго-полярностей Триэго.   Это означает, что реализовать идеалы глобализма возможно лишь руководствуясь главным принципом   мироздания – принципом целостности. Импульс подлинной глобализации созвучен с целосным Человеком, с   созданием единого государства Необъективированного Человека.

      Современное государство  не есть государством целостного Человека, оно представляет государство  субъектов с их ментальностью    «я – это не ты». Такое государство противоречит заповедям Христа: «Люби ближнего как себя самого»; «Чтобы все были одно».    Совершенно иная нравственная ситуация предстанет в государстве Необъективированного Человека. Здесь жизнь эго-полярностей, составляющих социум, будет обеспечиваться идеологией «я – это ты», то есть  на осознанности  экзистенциальной однотелесности эго-полярностей Триэго. Можно сказать и так: носителем мира является  Человек без «лукавого сечения» пола. В христианстве эта аксиома прописана словами: «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоящую посреди преграду,  Упразднив вражду Плотию Своею, а закон  заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека,   устрояя мир,     И в одном     теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нём; …» (Еф. 2:14-16).

      Академик Украинской академии оригинальных идей, профессор Елена Борзова в своей книге «Триадология» так обосновывает необходимость новой парадигмы мышления на современном уровне бытия человечества, когда оно  выросло  и  оформилось  в  целостное  планетарное  образование, в единый миропорядок: «Человечество, достигнув уровня всеобщности в глубинных сущностных процессах развития и в своих внешних проявлениях, стало подчиняться универсальным законам и на этом этапе всеобщности нуждается в новом методе мышления, соответствующем этой сущности всеобщности,    который обеспечил бы возращение способности человека к пониманию единства и «Единого» внутри объединённого многообразия, рассмотрения человечества с самого начала своего  появления  как  глубинного  образования.  Только  изменив  масштаб проблемы, рассматривая человечество как единое образование,  можно  увидеть  действие в нём универсального закона, информационного принципа, на роль которого претендует сакральное число три, которое создаёт трехмерный способ бытия и трехмерный образ его мышления».

         Необъективированному Человеку враждебна идея суверенности народов. Как заметил Бердяев, «Истина  сжигает мир, её цель – достижение цельности, преодоление разорванности». Эра Триэгосоциума неизбежна. Торжество   ментальности «я – это ты» неизбежно. Субъектная (историческая) формы общества с его   ментальностью «я – это не ты» канет в Лету. Историческое государство основано на откровении Субъекта, на ложных представлениях о сущности Человека. Государство Необъективированного Человека основывается на откровении целостного Человека, Человека без «лукавого сечения» пола.

    Цивилизации уже понемного  избавиться от «человека» с «лукавым сечением» пола, но  пока  до истинного понимания природы пола дело не дошло. Вместо признания истинной целостности пола и юридического закрепления этой нормы   паспортом, в некоторых странах (Нидерланды, Германия) происходит, можно сказать, реформирование «разорванного пола», пресловутой «раздельнополости» на почве  признания  трансформационности «дискретных полов».

     Решающее значение  пола в станолении справедливой жизни социума глубоко осознал Бердяев: «Только та социальная теория способна вывести человека с трагической дороги, которая будет базироваться на раскрытии тайны пола, преодолеет половое разъединение мира, ибо именно с полом и любовью связана тайна разрыва в мире, тайна индивидуальности и бессмертия».

  1. Паспорт Необъективированного Человека   

      Созданию единого мирового государства Необъективированного Человека (государства Триэгосоциума) должно предшествовать правовое  паспортное  узаконение   Человека без «разрыва» пола. Сделать это просто. Вводится паспорт Человека Необъективированного и упраздняется паспорт  «человека» исторического – «дискретного инживида».

       Юридическую работу по  идентификации  мирового Триэгосоциума паспортом Человека Необъективированного должна взять на себя Организация Объединённых Наций  (ООН). Нынешний Комитет  ООН по правам «человека» (пока что псевдочеловека) должен  разработать  образец  паспорта Человека Необъективированного, представить его на утверждение чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В паспортном идентификаторе Человека единого человечества (Всечеловека)  в графе «пол» должна стоять запись –  «возрастная динамика трансформации пола» с внесением возможных изменений. Надо  осознавать, что   пол выражает  целость Человека, он, как и Человек,  один, а не два, три, четыре…. Пол – это троичная природа телесности Человека, находящаяся в состоянии  безостановочной трансформации. «Человек весь есть только трансформация пола, только модификация пола» (В. Розанов). Василий Розанов полагал, что «загадка бытия есть загадка пола», всё сущее «из пола и от пола».

     Трансформация пола приводит к наличию динамики появления различных эго  по степени выраженности того или иного полярного состояния, но  статика чувственного восприятия фиксирует эту трансформацию дискретно. Иллюзорно возникает так называемая «раздельнополость», наличие многообразия дискретных «полов», поименованых – «мужчина», «женщина», «гермафродит», «трансвестит», «интерсекс», «гинандроморф»…). И  смешно то, что «полы» в образе «мужчины» и «женщины»  принимаются   нормой,  а остальные   состояния пола –  отклонением от  нормы. Как говорят,  «из дури  дурь и получается», ведь весь спектр проявления ступеней пола является нераздельным и олицетворяет  единую  целостность – триполярное Одно. Поэтому «однополую любовь» надо принимать как экзистенциально закономерной. Станислав Гроф сообщает, что в надличностных переживаниях геи прослеживают свою сексуальную направленность до архетипических истоков своей прошлой жизни как лиц противоположной половой полярности. Пришло время положить конец объективированной морали, возникшей на мнимом «разрыве» пола. Дискриминация людей нетрадиционной сексуальной ориентации исходит из глубоко ошибочной дискретно-бинарной концепции пола, на основании которой взросло объективированное представление о природе  Человека. Гомофобия будет существовать до тех пор, пока не победит Истина о Необъективированном Человеке.

     И, наконец, в паспорте Необъективированного Человека графа «фамилия, имя, отчество» и графа «дата рождения»   должны относятся к субъекту, а не к некому «раздельнополому человеку». Надо понимать, что  субъект – это лишь «орган» Необъективированного  Человека.

                           Открытое Обращение

          до Генерального секретаря ООН, Председателя    

   Европейского парламента, Генерального секретаря

          НАТО, Руководителей государств всего мира

                 Уважаемые субъекты Обращения !!!

   Мы почему-то не спрашиваем себя, –  а не ошибаемся ли в понимании природы истории и сущности самого Человека и что, возможно, ложь в этом знании как раз и является причиной бесконечных воен в исторической жизни? Сегодня мы с тревогой наблюдаем происходящую реализацию  информационного этапа уже начавшейся третьей мировой войны, и как важно именно  на этой фазе мирового конфликта применить сокрушительное духовное оружие, которое остановит движение  цивилизации к гибели.

     Попытки найти подобное «оружия» имели место уже в  древности. Известно рассуждение о спасении чань-буддийского мыслителя Ло-Цина, которое он связывал с возвращением к состоянию первородной  нерасчленённости сознания на объект и субъект. Много сил в этом направлении  приложил  Гегель, пытаясь  обосновать  принцип «всё есть одно». «Люди, – констатировал он, – сращены друг с другом реально, на самом деле, вопреки внешней эмпирической видимости, настойчиво свидетельствующей о том, что они «по существу» разъединены. В этом состоит «невероятное противоречие» социального бытия и философия должна разрешить его». Но, к сожалению,  этого не произошло.  Открыть целость  Человека философии с её гносеологией не удалось, поскольку гносеология, наоборот, опирается на отчуждение и противопоставление в пределах того, что всегда являет собой неразрывное единство. В приложении к Человеку это означает, что гносеологический подход  базируются на разрыве той  целостности, о которой говорил Гегель при необходимости разрешения  «невероятного противоречия» социального бытия. Иными словами, исцеление Человека  требует выхода из истории,  отказа от признания дискретного индивида онтологически реальной единицей человеческой телесности, поскольку эмпирически он проявляется носителем  враждебной ментальности  «я – это не ты».

    И вот, благодаря моим усилиям, приоткрылась новая современность, исключающая противостояние народов, Человек засветился иной реальностью, нежели та, которую мы называем «человеком», очерчивая границы её телесности дискретным индивидом. Оказалось, что дискретного индивида вообще не существует в онтологии жизни и то, что традиционно называется «человеком», им не является. Словом, Истина проснулась.  Выдаваемая за правду эмпирическая ложь чувственного восприятия мира взорвалась,  разрушив   ведущие постройки философского, религиозного и научного знания. Дискретный индивид, тысячелетиями считавшийся непоколебимой константой в мировой системе знаний о Человеке, оказался человеком-фикцией.  Теперь перед политиками и руководителями государств постала задача разобрать каркас истории после её обвала, использовать из него пригодное материалы для переустройства мирового порядка в соответствие с природой Необъективированного Человека, который воскрес после длительного объективационного омертвления. Мы, человечество, очутились в новой Современности. Дискретного индивида уже нет. Прежнее прошло. Правдой звучат слова великого психолога современности Станислава Грофа: «Тот, кто осознаёт себя дискретным «эго», заключённым в кожу», придерживается параноидального в своей основе взгляда на себя и окружающую среду… Чувство абсолютной отдельности от всего остального есть продукт укоренившегося неведения, опасная иллюзия, которая в ответе за то, что мы проживаем свою жизнь непродуктивно, разрушительно и самоуничтожающе. Осознание своей сущности как простирающейся за пределы индивидного «эго» является не разрушением, а рождение «к более высокой реальности, где воссоединяемся с нашей истинной природой».

       Воскресение Человека Необъективированного, Человека единого человечества обязывает Вас, правителей мира, применить это сокрушительное  духовное «оружие» в целях спасения цивилизации от пожара третье мировой войны, осуществить кардинальную перестройку мирового общественного  порядка,  демонтировать исторические государства объективированного псевдочеловека – дискретного индивида и перевести  человечество в состояние единой  социопланетарной  реальности,  создав  единое государство Человека Необъективированного. Для успеха дела надо оновиться мировоззренчески, по-новому взглянуть на историю, отказаться чувствами  и разумом от себя как «дискретного индивида», осуществить радикальную фильтрацию старых  смыслов  жизни и перейти на новые.  Сделать это  будет нелегко, но необходимо, чтобы  положить конец «грехопадению» Человека, его похотливому субъектному стилю существования, тлеющему во вражде, ради соблазнительных непристойностей.

      Я призываю Вас, правители мира, остановить  игры в  доброжелательную  «рулетку»  на поле заботы о демократии, свободе, духовном и материальном  благополучии объективированного  человека-фикции, приложить усилия к приведение социального бытия  в соответствие с природой Необъективированного Человека. От Вас требуется подвиг решимости, жертва дерзновения и великое самоотрицание – осознаться Необъетивированным Человеком.

      Прилагаю к Обращению обоснование «Целость Человека».

        С уважением, Пётр Харченко. Июнь, 2021. (petro.harchenko@ukr.net ).

                                 

           Литература

  1. Харченко П. А. Антиномия индивида и триединств. – К.: Агропром, 1986. – 812 с.
  2. Харченко П. А. Триедине. – Жур. «Трибуна». – №№ 1-12. –1991.
  3. Харченко П. А. Від індивіда до Боголюдини. – К.: УАОІ, 1993. 134 с.

4.Харченко П. А. Тригнозис. – К.: Аграрна наука,1998. – 400с.

  1. Харченко П. А., Болотенюк С. В. Тризуб – символ світогляду українців. – К.: Фенікс, 2008. – 184 с.
  2. Харченко П. А. ТриЕго. – К.: Фенікс, 2008. – 420 с.
  3. Харченко П. А. Друге Пришестя. – К.: Фенікс, 2012. – 264 с.
  4. Харченко П. А. Необ’єктивована Людина. – К.: Фенікс, 2013. – 248с.
  5. Kharchenko P. А. Trignosis (The way to world salvation). – Kyiv: «Phoenix», 2015.– 148 р.
  6. Харченко П. А. Предисловие к постистории. – К.: Фенікс, 2015. –  396 с.
  7. Харченко П. А. Откровение Человека без «лукавого сечения» пола.– Кам’янець-Подільський: Рута, 2018. – 376 с.
  8. Харченко П. А., Харченко Татьяна П., Харченко Трояна П. Переворот в мировосприятии. – К.: Фенікс, 2019. – 80 с.
  9. Харченко П. А. Зміна статусу Бога і смерть об’єктивованої «людини». – К.: Фенікс, 2019. – 104 с.
  10. Харченко П. А. Відкриття Онтолюдини // Доповіді Міжнародного конвенту тринітарних знань. -1997/1998. – №№ 1/1. – С. 26-66.
  11. Харченко П. А. Триіпостасне тіло Людини і триалог у древніх мовах // Кн. Космос Древньої України. – К. – 1992. – С. 32-55.
  12. Харченко П. А. Онтологія числа // Доповіді Міжнародного конвенту тринітарних знань.– 1997/1998.– №№ 1/1.– С.67-80.
  13. Харченко П. А. Триіпостасний Вакуум // Винахідник України.– 2003/2006. – №№ 2/1. – С. 44-51.
  14. Харченко П. А. Трилектрон // Доповіді Міжнародного конвенту тринітарних знань.– 1997/1998.– №№ 1/1.– С.81-90.
  15. Харченко П. А. Біологічний вид – продукт розвитку Триєдиного // Доповіді Міжнародного конвенту тринітарних знань. – 1999/2000. -№№ 1/1. – С. 48-77.
  16. Харченко П. А. Троїста природа тілесності Людини і походження граматичних категорій // Доповіді Міжнародного конвенту тринітарних знань. -1999/2000. – №№ 1/1. – С. 78-89.
  17. Харченко П. А. Нарис Тригнозисного світогляду //Літературна Україна. – 2018. – № 25/26.
  18. Харченко П. А. Подолання смерті // Літературна Україна. – 2019. – № 23 /24.
  19. Шуляк І. О., Харченко П. А. Московитський націонал-соціалізм   Радянської імперії. – К.: «Фенікс». –  2019. – 208 с.

                       

                                                  Глоссарий               

         Андрогин (гермафродит) – в Тригнозисном (необъективированном) восприятии олицетворяет «нейтральную» полярность онтологически непрерывного триполярного Одного (вещественной телесности Необъективированного Человека).  В научной (субъектно-объектной) интерпретации андрогин рассматривается как дискретная особь с мужскими и женскими «половыми признаками».

 Вещество – дифференцированная материя, триполярный продукт развития триипостасной субстанции.

Деобъективизация – возвращение к целостности, восстановление необъективированного    статуса.

Десубъективизация – обнуление (упразднение) субъекта и субъективности.

Дискретный – прерывный. Дискретность – иллюзорный феномен и относится к характеристике объективизированного мира (субъективной реальности).

Единое − философское наименование всебытия как исключающего составимость из дискретных элементов.

Индивид в биологии этим понятием обозначено дискретное «живое существо». Однако, реально, вне объективизации, дискретных «живых существ» в онтологии жизни вообще не существует. Телесно индивид в необъективированном смысле выражает полярность триполярного Одного.

История общественнаяколлективная форма организации  жизни  субъектов в пространственно-временных рамках субъективной реальности.

 Многое – философское наименование  всебытия как состоящего из дискретных элементов.

Объективация – преобразование субъектом онтологически непрерывного в иллюзорно-дис­кретное, в самостоятельную сущность, воплощённую в предметных формах, образах и т. п.

Объект −  индивидуализированная единица субъективной реаль­ности.

 Онтология – познаёт первоосновы и исходные принципы бытия. В христианстве первоосновой названа Святая Троица. Тригнозис признаёт за первооснову бытия Необъективированного Человека с его недифференцированной триипостасной субстанциональной телесностью и дифференцированной триполярной вещественной телесностью.

 Откровение самораскрытие Необъективированным Человеком своей телесной сути. Существует Вневербальная форма откровения (естественное выявление образования продуктов в процессе развития Необъективированного Человека), Субъектное откровение и Вербальная форма откровения или Тригнозис – словесное информационное оповещение Человеком своей сущности через троичную природу собственной телесности.

Полярность – одно из трёх неслиянных и нераздельных состояний пола («мужское», «женское», «андрогинное»).

Пол – трансформационная триполярная   природа вещественного уровня телесности Необъективированного Человека. Сущность пола как неразрывного онтологического триединства (триполярности) всемирного вещества не познана религией, философией и наукой. Её познание находится вне субъктно-объектной логики мировосприятия. То, что биология разумеет под феноменом «пол», отражает его «разрыв» (объективацию). В этом случае, полярности пола ошибочно принимаются за дискретные и называются «полами». В таком осознании «пол» сводится к совокупности отличительных анатомо-физиологических признаков дискретного индивида, разделяющих существа на три разряда – «мужской», «женский», «андрогинный». К переводу пола в категорию Многого причастно мифологическое представление о «разрыве» андрогина на две дискретные «половинки» − мужскую и женскую (отсюда название «пол»). На иллюзии «разрыва» пола возникло абсурдное по смыслу понятие «раздельнополость». В «Толковом словаре» Дмитрия Ушакова оно истолковывается как «разделение полов, при котором мужские половые органы свойственны одним особям, а женские другим». Вся эволюционная биология взросла на объективации пола. В действительности же, существует не два и не три пола, а один как неразрывное триполярное    Одно. Каждая полярность этого Одного выражает свою дозу зарядного потенциала триединства.

Развитие – пребывание триипостасной материи-субстанции в состоянии имманентного взаимопревращения ипостасей, приводящего к её уплотнению и созданию вещества.

 Секс функция, связанная с эротикой и процессом воспроизводства (оновления-возрождения) телесности эго-полярностей.

Сознание-отражениепроцесс творения Субъектом из вещественной телесности Необъективированного Человека субъективной реальности и её отражения. Наука и философия считает сознание свойством, которым наделён дискретный индивид. Но реально никакого дискретного индивида в онтологии жизни вообще не существует.

Субстанция недифференцированная первоматерия триипостасной природы, субстанциональная телесность Необъективированного Человека.

Субъект индивидуальный (эго-субъект) и Триэго-Субъект – категории субъективной реальности. Субъект является «гносеологическим органом» Необъективированного Человека, его объективизаторои. Индивидуальный субъект олицетворяет эго-полярность Триэго, приобретшую способность объективировать, иллюзорно-дискретно отражать бытие, включая и себя в образе отдельной сущности – дискретного индивида. Возникновение субъекта экзистенциально обусловила «онтологическая объективация» – порождение триипостасной субстанцией триполярного вещества.  Отражая дискретно бытие, субъект этим «преобразовывает» необъективированное в объективированное, создаёт субъективную реальность.  Триэго – Субъектом можно называть общую работу троих неразрывных эго-полярностей в творении субъективной (дискретной) реальности. Он является и центром субъект-объектного мироотражения.

Субъективация − процесс, ведущий к становлению субъекта и субъективной реальности, «превращение» необъективированного в объективированное.

Субъективная реальность информационно-объективированный образ бытия, всё, что лишено необъективированности и создано деятельностью субъекта.  Появление субъективной реальности говорит о том, что вещественная телесность Необъективированного Человека, творимая субстанцией, пребывает в двух статусах – истинном (необъективированном) и теневом – историческом. Появление историчности,  феномена трехмерного пространства и времени связано с объективизацией субъектом материальной вечности. Издавна субъективная  реальность осознавалась неистинной (древние индусы называли её «майя»).

Телесность (тело, плоть)интегральная характеристика материальности Человека, включающая два троичных уровня материи – триипостасный субстанциональный и триполярный вещественный.

Трансперсональное переживание – переживание обратного отражения субъективной реальности в направлении к целостности, то есть к деобъективизации вещественной телесности Необъективированного Человека, при которой ощущение Человеком самотождественности покидает границы индивидной дискретной самости.

Трансформация полярностей пола – смена полярностями своего вектора зарядного потенциала триединства на противоположный в пределах непрерывного триполярного Одного. Обуславливается эта смена полярностью своего состояния на состояние другой полярности взаимопревращением ипостасей субстанции.

Триада – в философии под триадой (за исключением триады развития Абсолютной Идеи Гегеля) обычно подразумевается внешний тройственный ритм развития неких дискретных вещей.  Однако реально вещи не развиваются. Объективация и развитие несовместимы. Поэтому надо отличать истинную (онтологическую) триаду от триады арифметической – структурного триединства какого-либо процесса или явления, образованного тремя дискретными членами.

Тригнозис – Необъективированное мировоззрение, в основе которого находится Истина о сущности Человека, познана вербальной логикой откровения – осознанием себя через тройственную природу собственной телесности. Тригнозис преодолевает объективацию, снимает с Человека образ «дискретного индивида», осознаёт его троичным Абсолютом, онтологические координаты которого не знают разделения на «потустороннее» и «посюстороннее», «божественное» и «человеческое», «живое» и «мёртвое».

Триединый имеющий единый образ в трёх проявлениях.

Триэго – Человек как телесно триполярное состояние, ощущающее и познающее себя.

 ТриЭго – триипостасное состояние Человека, информационно конструирующее и творящее свою вещественную телесность.

ТриЭ(э)го – единство ТриЭго и Триэ­го.

Тринитарный − признающий доктрину Святой Троицы в её ипостасной    неслиянности и нераздельности.

Триполярное Одно то самое, что и триполярная вещественная телесность Человека-Космоса.

Троичность необъективированная (онтологическая) – единство трёх нераздельных и неслиянных образов в самих себе.   Именуется эта троичность  по-разному, в зависимости от уровня её телесности: «триипостасность»,   «тригунность»,  «триполярность» и пр.

 Троичность   объективированная (арифметическая) – единство   трёх дискретных составляющих.

Целое – обозначает объективированную форму единства, состоящего из    взаимосвязанных   дискретных час­тей.

Человек Необъективированный – триипостасная и триполярная Всереальность (Космос).

Человек объективированный – «человек-фикция» в образе дискретного индивида.

 Человечество объективированное – мир дискретного Многого как мир «людей»-субъектов с рефлексией  «я – это не ты».  Является носителем   общественной истории.

Эволюция – изменчивость вещественного уровня материи в признаках, свойствах, структуре и т. п.

Эго-полярностьодна из полярностей неразрывного Триэго, присущего вещественной телесности Необъективированного Человека. В философии и психологии распространено своё понятие «эго» (лат. ego – я), привязанное к несуществующему в онтологии жизни дискретному индивиду и поэтому ничего концептуально достоверного не выражающее.

Эгоипостасьодна из ипостасей (начал) ТриЭго, присущая субстанциональной телесности Необъективированного Человека.   Григорий Богослов определил ипостась как реально существующий само­стоятельный образ бытия «в самом себе».

                              Биография автора

             (біограф Валентин Бугрим, доктор   філософії)

                              Несвоєчасна Людина

   Петро Андрійович Харченко – мислитель, пройнятий духом бунтарства, доктор філософії Християнського університету економічних та  гуманітарних знань, кандидат біологічних наук, академік  Української академії  оригінальних  ідей,  член  Національної  спілки  письменників  України.  Народжений у багатодітній  (9 дітей)  родині батьків-колгоспників 25  червня  1939  року  в селі  Хмелів  Роменського  району,  що  на Сумщині. Закінчив Хмелівську середню школу, Українську академію сільськогосподарських наук та аспірантуру при кафедрі генетики цієї ж Академії. Життєве кредо Петра Харченка – духовне оновлення світу. У радянські часи партійному керівництву країни заявив про необхідність національної реформи в СРСР і запропонував свій  її проєкт, за що опинився у статусі “зайвої людини” в суспільстві. Критика московитського націонал-соціалізму Радянської імперії обійшлася Петрові  Андрійовичу  недопущенням до захисту докторської дисертації з біології, безробіттям, розпадом сім’ї. Були спроби запроторити інакодумця  в психоневрологічний диспансер (про це в  книзі: Шуляк І. О., Харченко П. А. Московитський націонал-соціалізм Радянської імперії. – К. – 2019. – 208 с.). У нинішній час пан Петро опрацював проєкт світоглядної реформи  цивілізації, про який  повідує в своїх  книгах «Предисловие к постистории», «Откровение Человека без «лукавого сечения» пола»,  «Зміна статусу Бога і смерть об’єктивованої «людини» та інших. Як і в радянські часи,  не має підтримки і розуміння сучасників.

      Трудова діяльність Петра Андрійовича розпочалася в дитинстві. У віці 5 років збирав у торбу  колоски на стернях колгоспних ланів,  пас худобу. Його суспільна трудова біографія така: працював зоотехніком, викладачем медінституту, двірником, сторожем, науковим співробітником НДІ, головним консультантом Адміністрації Президента України і Верховної Ради України, редактором журналів. Петро Харченко – співзасновник політичної партії “Українська партія “Єдність”, Міжнародного Конвенту тринітарних знань, Української академії оригінальних  ідей.  Енциклопедист,  автор  численних  публікацій у  галузі сільського господарства, мовознавства, біології, медицини, фізики, математики, соціології, релігії, філософії тощо. Здійснив прорив у гносеології, відкривши Тригнозис, яким пізнав таїну статі і Святої Трійці, пояснив походження атомістики, розкрив  онтологічний  механізм  виникнення біологічних  видів (чого не зробив Ч. Дарвін), з’ясував походження граматичних категорій (числа, роду, займенника), математичної одиниці, суб’єкта, розгадав таїну шизофренії, відкрив еготриплет ТриЕ(е)го (чого не зробили З. Фрейд, К. Юнг, С. Гроф), передбачив існування нейтральної енергії і триполярності магнетизму, дослідив методологічну роль онтологічної троїстості в становленні народної культури українців, відкрив Необ’єктивовану Людину, розгадав онтологічну таємницю «безсмертя», створив Необ’єктивований  світогляд тощо.

       Петро Харченко – автор  світоглядних книг: «Антиномия индивида и триединства»;  «Від індивіда до Боголюдини»;  «Тригнозис»;  «Тризуб – символ світогляду українців»; «ТриЕго»;  «Друге Пришестя»; «Необ’єктивована Людина»;  «Тригнозис – путь к мироспасению»; «Предисловие к постистории”; «Откровение Человека без «лукавого  сечения»  пола»; «Переворот в мировосприятии»; «Зміна статусу Бога і смерть об’єктивованої «людини».  Сьогодні, як і в часи радянської України, Петро Андрійович  духовно пригнічений, його  світогляд  ігнорується  Національною Академією Наук України, що, як він вважає, є  помстою за подію 1994 року, коли через газету «Вечірній Київ» пан Петро викликав Президента НАНУ Бориса Патона на наукову дуель. За критику  ним тематики досліджень Інституту філософії ім. Г. Сковороди НАНУ отримав офіційну погрозу від керівництва Інституту відповісти за це, як за  «злочин із конкретними правовими висновками». Йому відмовлено опублікувати основи  Необ’єктивованого світогляду на сторінках  журналу «Світогляд»  НАНУ.  Видатний філософ XX століття Микола Бердяєв зазначив: «Геній – несвоєчасна людина, людина, не приспособлена до свого часу і кинувша йому виклик». Ця характеристика не обминає і Петра Харченка.

     Він – автор публіцистичних книг: “Дзеркало для Леоніда Кравчука” та «Московитський націонал-соціалізм Радянської імперії», а також численних статей, є автором поетичних книг “Триєдине”,  “Тришлях” та збірника пісень “Тройзілля”. Ним написано  близько  100  пісенних  текстів,  музику до яких створили відомі композитори – Олександр Білаш, Володимир Верменич, Віталій Кирейко, Володимир Конощенко, Василь Манько,  Людмила Левітова, Володимир Ілемський, Юрій Щуровський, Олександр Яворик та інші митці. Пісні Петра Харченка виконували: Алла Кудлай, Костянтин Огневой, Тарас Конощенко, Фемій Мустафаєв, тріо “Либідь”, тріо Українського  радіо та інші виконавці. Петро Андрійович Харченко – лауреат ХІІІ Всеукраїнського фестивалю сучасної української  естрадної  пісні.

     Батько-одинак протягом 44 років. Дочки   – Тетяна і Трояна.

 

Проект «Целость Человека» одобрили:

Иван Шуляк, академик, президент Украинской академии оригинальных идей.

Владимир Бабуха, теолог, заслуженный рационализатор Украины, лауреат ВДНХ СССР;

Валентин Бугрым, доктор философии, член Национального Союза  журналистов Украины;

Николай  Важинский, кандидат философских наук;

Юрий Голубенко, доктор медицинских  наук, профессор;

Лидия Голубенко,    доктор филологических наук, профессор;

Вадим Евдокимов, доктор технических  наук, профессор;

Виктор Зотов, профессор, старший научный  сотрудник; Виталий Карпенко, доктор общественно-экономических наук и кандидат филологических наук, член НСПУ, Заслуженный журналист Украины;

Станислав Мигаль, профессор, Первый заместитель Главы Союза дизайнеров Украины;

Георгий Пилипенко, профессор, ведущий  научный сотрудник;

Валентин Сердюк, доктор медицинских  наук, профессор, Заслуженный изобретатель СССР;

Вячеслав Турченко, писатель, инженер;

Оксана Фесенко, профессор, кандидат экономических наук;

Анатолий Шарапатюк, доктор экономических  наук и кандидат        технических  наук, профессор, руководитель  Южного отделения  Украинской академии оригинальных идей;

Лариса Шрагина, доктор психологических наук, профессор;

Дмитрий Шупта, член Национального союза писателей   Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *